Практика - Наталья Самсонова - Страница 95


К оглавлению

95

Эту плиту мы едва ли не облизали, но увы, кроме рисунка больше ничего не нашли. Щупы вязли в толще камня — никаких воздушных камер внизу не было. Да и Эрик не выглядел впечатленным нашей находкой:

— Над этой ерундой каждый уписывался. А потом плакал — они в каждой крепости есть. Мы-то обычно молчим, потому как, — он пожал плечами, — ну и у нас должны быть свои развлечения, верно? А вы уже свои, вот и говорю, ни на что не рассчитывайте.

— Не будем, Эрик, — легко улыбнулась я. И он коротко кивнул в ответ.

За две последующие недели мы закончили обследование Стай—Абудина. И клянусь своими кольцами, теперь призрачную нежить ожидает масса сюрпризов...Да и Эрик Лоссен ходит довольный как слон. Нагрузил нас письмами и посылками и просит кланяться командору Пятой.

— А чтобы вы ничего не забыли, Вирман пойдет с вами, — ухмыльнулся Эрик.

И судя по доброму взгляду Вирмана, для него это тоже был сюрприз. Обожаю приятные неожиданности!

Глава 9

Как оказалось, в Пятой у Вирман была подружка. Которая была на него крайне сердита. Да так, что мы не успели проморгаться и собрать чемоданы, как нас атаковал воздушный вихрь. Оскорбленная до глубины души девушка оказалась стихийницей. И, отшвырнув нас в сторону, принялась гонять наемника по огромному внутреннему двору крепости.

— Если бы он хотел, то скрутил бы ее в два счета, — протянул Лий.

— Поднять руку на любимую? — возмутился Вьюга.

— Ну она же на него поднимает. И руку, и стихию и вон, посмотри, даже ногу, — хмыкнул эльф.

— А бьет в пол силы, — возразила Кариса.

— Смотрите!

А под ногами у дерущейся пары оказался такой же камень, как и шестой крепости.

— Добрый день, комендант Лоссен предупредил о вашем визите, — раздался голос из-за наших спин.

— Здравствуйте, — повернулась я. — Меня зовут Рысь фо-ф, кхм. Меня зовут Рысь ди-Ларрон, это мои друзья Лий ни-Сэй, Кариса ди-Овар, Верен фон Тарн и Дар Вьюги. Это наши документы и письма из Стай-Абудина. Тут все в одном пакете.

— Мое имя Риан Дори, комендант Дори. Приятно познакомиться, миледи ди-Ларрон.

— Рысь, — поправила я его. — Я еще только-только вышла замуж и не оценила всех прелестей статуса графской жены.

— Как скажете, леди Рысь. Пойдемте, я покажу вам комнаты.

Нам выделили две комнаты, для мальчиков и для девочек. Комендант обмолвился, что если я пожелаю, то он уступит мне свою спальню. Но я отказалась. Ну его, зачем? Я итак доживаю последние свободные деньки. И разбираю вместе с Карисой документы от леди Данкварт.

— Давайте раскидаем вещи, потом попьем чай, — предложила волчица. — Сбор в нашей комнате, у нас места побольше. Но если вы найдете пару табуреток, это будет прекрасно.

Наученные опытом Шестой крепости, мы не стали вытаскивать все и сразу, нет. Только смену одежды, нижнее белье и мыльные принадлежности.

— У вас с деканом все в порядке?

— Да, — я пожала плечами.

— Мне показалось, что вы в ссоре, — осторожно сказала Кариса.

Я закрыла чемодан и пинком загнала его под кровать. Поправила серую занавеску на окне и переставила с места на место чашки. Полка угрожающе заскрипела и поспешно вернула все обратно.

— Это не ссора, — наконец произнесла я.

— Ты его вообще любишь? — очень тихо спросила Кариса.

— Конечно, — удивилась я. — Что за глупости, а с чего бы мне тогда за него замуж идти? Или ты думаешь я из вежливости что ли? Или ради титула?

— В том-то и дело, что ни одна из этих причин не похожа на тебя. Но и любви в тебе я не вижу.

— А она есть, надо просто глубже копнуть, — хмыкнула я. — Я все же чуть постарше этого тела и восторженного писка, надушенных писем и вышитых подушечек ожидать от меня глупо. Мы взрослые, занятые люди — он декан в Академии, у меня работа. Я не готова в ущерб своей будущей карьере и своим знаниям сбегать к нему. Но и от него это не требуется.

Кариса с виноватым видом раскладывала на столе листы исчерканные заметками. Я подошла к ней и приобняла, уложила подбородок на плечо и слегка подула в ухо:

— Не куксись, любовь, Рис, она разная. И безумие — лишь одна из ее граней. Да и Рою сейчас тяжело, Армин обмолвилась, что он где-то в середине обуздания своего зверя. То есть довольно хрупкий, переломный момент, когда все может откатиться к прошлому.

— Уж я-то об этом побольше тебя знаю. Тогда тебе тем более надо ему написать.

— Зачем? По вечерам мы обмениваемся вестниками, уже давно. Я научилась это делать без слов и на автопилоте. За минуту до того, как проваливаюсь в сон, — я улыбнулась. — Если ты чего-то не замечаешь — не страшно. Просто...

— Копни поглубже, — засмеялась волчица. Я запомню.

— Тук-тук, — жизнерадостно прокричал Вьюга.

— Рысь и Кариса отсутствуют по личным причинам, пожалуйста, оставьте свое сообщение. Они обязательно вас найдут, — крикнула в ответ я.

Кариса захохотала и открыла дверь. Вьюга прошел первым и занес небольшой столик, в дополнение к нашему. Лий и Верен несли по табуретке.

— Ракшас, — восхитилась Кариса, — это почти как наша комната в Академии. Я иногда скучаю.

— Я обещаю, что в моем доме, где бы он ни был, всегда будет комната для каждого из нас. И своя гостиная, где все будет устроено под наши вкусы, — пообещала я. — Только наша гостиная. Берлога.

— Или гнездо? Рыси вьют гнезда? — предположил Верен.

— И откладывают яйца, — серьезно кивнула я, — а потом из яиц вылупляются другие Рыси.

— Шутишь, — вытаращился алхимик.

— А ты? Какие гнезда?

— А кошачьи почти не используются в алхимии, — хмыкнул Лий, — вот он о них ничего и не знает. Как твоя химера? А то у меня такое ощущение, что мы о ней помним только временами.

— Так я ее оставил яйцо высиживать, — улыбнулся Верен. — Химеролог что-то намудрил, и Ягодка раздвоилась. Госпожа Лоссен прыгает вокруг паршивки, свежайшие сливочки с фруктовой нарезкой. Нежный пух вместо подстилки. Тут бы я такой уровень комфорта обеспечить не смог.

На следующий день мы начали работу. Но, стоит признать, такого рвения как в Шестой крепости не было. Все же Стай-Абудин для нас что-то большее чем просто защитное сооружение.

А через неделю, вечером, счастливый донельзя эльф объявил:

— Рысиная семейка и здесь отметилась. И тоже придурь... С чудинкой. Я помогал разбирать архив и там некий Асурус фон Сгольц был наказан розгами, за то что «грел лапищи в непотребной близости от диво-артефакта. Чем нарушил его работу и оставил крепость без тепла».

— Ого, ничего себе, — поразилась Кариса. — Это до или после Кигнуса?

95