Практика - Наталья Самсонова - Страница 94


К оглавлению

94

— Так выпьем же за это безалкогольный чай.

В кухню заглянул Лий и очень укоризненно спросил, не я ли сдала его геройство госпоже Лоссен.

— Пф-ф, не глупи. Ваши пьяные откровения весь дом слышал, — заржал Вьюга. — Садись, попьем чаю, поедим колбасы с печеньем — матушка так впечатлилась, что с утра ушла к соседкам. А мы на подножном корме.

Похрустев печеньем, мы разбрелись. Я отнесла корзинку с провиантом и прощальным письмом своим «прикормленным» ребятишкам. Вьюга отправился за снаряжением, а Лий в эльфийский квартал. Оказывается, он и правда ходил к девушке. Но не к полюбовнице, а к оракулу. Вернулся воодушевлённым, сказал, что ждать умеет, хоть и не любит. На вопросы, чего именно ему придется ждать, отвечать отказался в особо нецензурной форме.

В итоге собирались мы два дня и Кигнус, увидевший гору чемоданов только крякнул и спросил, в курсе ли мы, что он некромант, а не тягловая лошадь. На что я похлопала его по плечу и предложила брать по чуть-чуть, он все же старенький, но мы все равно его любим.

«Старенький» оскорбленно вскинулся и одним махом переместил нас всех под ноги коменданту Эрику. Да здравствует Стай-Абудин и его бессменный командир. Ой, а чего это он так недобро на нас смотрит?

* * *

Эрик был нам не рад исключительно первую неделю. Но мы показали себя с лучшей из сторон и были милостиво переведены из разряда «дрянь мерзопакостная и назойливая» в категорию «ну куда от вас деваться». Да еще и Лий разговорил мрачного коменданта — не мы его оскорбили, а способ которым нас доставили. То есть тот факт, что горстку туристов-недоучек с горой чемоданов доставили в секунды, а необходимые продукты и прочие важные вещи в крепость везут подводами да через стационарные телепорты. То есть — неделями и месяцами.

Позднее бойцы рассказали кто и где из ученых искал. Но по торенным дорожкам мы не прошли. Мы тщательно, камень за камнем обыскивали башни (заодно подновляли защиту), пронизывали своими щупами стену (и вносили укрепляющий раствор), в общем, больше старались увеличить обороноспособность, чем действительно что-то найти.

А бойцы по вечерам в главной зале пили слабый эль и травили байки. Так мы узнали, что феномен «безымянного храма» имеется и в шестой крепости.

— Только желающих нет, — хохотнул Эрик и допил эль. — А нам от лишней магии все польза. Так, пора на боковую, давайте детки. Время сейчас безопасное, но дергать ракшаса за усы не следует. Вирман, проверь часовых и тоже ложись.

Вирман, заместитель Эрика понятливо кивнул и выскользнул из залы. Если верить Лию, а не верить эльфу причин нет, то Вирман бывший наемный убийца. Но в крепостях не спрашивают о прошлом. Если человек или эльф, или оборотень доказывает свою полезность... Лучше этого человека не трогать. Бойцы горой стоят друг за друга. И за свои семьи. Эрик, которому матушка Марика в письме написала про броню, рвался в столицу — поговорить по душам с торговцем. Но его успокоили: там достаточно отставников, побеседуют и за госпожой Лоссен присмотрят. И действительно, к концу первой недели доставили почту, где и ветераны отчитались кого и как, и за что и что теперь происходит в доме госпожи Лоссен.

— Рысь, у тебя все хорошо? Ты не ешь, — волчица пихнула локтем.

— А? Что, почему? Вкусный салат.

— Да, если учесть, что ты вилкой из супа все овощи вытаскала, — согласилась Кариса.

Обедали мы вместе с бойцами. Эрик даже грозился Вьюгу в караул поставить. А наш боец застенчиво краснел и старался оказаться поближе к коменданту — вдруг и правда позволит на башне постоять. В чем прелесть четырех часового стояния на продуваемой всеми ветрами башне я не знала, но мешать Дару строить личное счастье мешать не собиралась.

Вот и сейчас, на обеде, Вьюга с надеждой посматривал в сторону коменданта. Тот похмыкивал в усы и делал вид, что ничего не замечает.

— Может, кто-нибудь мне объяснит этот феномен? Я про караул.

— Ну, — Кариса отпила крепкий, сладкий чай и пожала плечами, — смотри. Это Стай-Абудин, сюда не берут абы кого. То есть каждый из боевых магов и уж тем паче из простых воинов — герой и умелый рубака. В такой компании приятно померзнуть на башне.

— Не совсем так, — поправил Карису Лий. — Караул это высочайшее проявление доверия и признания со стороны этих людей. Тут ведь противник не орки, которых пыль выдает, и не оборотни, на которых амулеты срабатывают. Призрачная нежить та еще дрянь, без запаха, без пыли. Вот их не было, ты моргнул и они уже здесь. Они не воют, не рычат — просто рвут людей на куски и даже не жрут их. Так что быть поставленным на караул в любой из крепостей, но особенно здесь, в Стай-Абудине — великая честь. Об этом будет не стыдно и внукам сто шестнадцатый раз рассказать.

Мы уважительно покосились на смутившегося Вьюгу. Действительно, с такой точки зрения я на это не смотрела.

— Дар, ты тогда завязывай с томными взглядами, — прошипела Кариса. — Не напрашивайся и тебя позовут. Принимайся за работу не ради того, чтобы все заметили, а чтобы хорошо было сделано. А то в тебе еще разочаруются.

Вьюга склонил голову, выслушал невесту и согласно кивнул. После чего, взяв пальца Карисы в ладони проникновенно спросил:

— А если я попрошу коменданта Лоссена провести для нас свадебный обряд, как ты на это посмотришь?

— Дай мне пару недель найти платье, — хмыкнула волчица. — Вся наша семья здесь, Дар. Больше пригласить некого. Так что это будет идеальная свадьба. Нажарим мяса, возьмем вино, хлеб и сыр. Всю ночь просидим у костра, под утро «сладенькое» и все, я Кариса ди-Вьюга.

— Почему ди-Вьюга? — нахмурилась я. — Матушка Роуэна просто леди Данкварт.

— Потому что она вышла замуж за герцога и сознательно оборвала все связи с Лесом. А я их рвать не буду, мало ли что пригодится нашим детям?

— А повлиять на них из-за этой приставки не смогут? — насторожилась я.

— Только тогда, когда мы все будем мертвы, — хмыкнула Кариса.

— Даю слово, Рис, что присмотрю за твоим потомством, — улыбнулся эльф и, чуть помедлив, добавил, — и твоим, Рысь.

Остаток дня мы посвятили осмотру крепостного двора. И на одной из плит я обнаружила схематичное изображение подставки под те камни. Из жизнеописания ди-Ларронской девы.

— Ракшас, Кариса, Лий, Вьюга, Верен!

— Мы в сборе, ракшас отсутствует, — отрапортовал вредный эльф.

Тираду Вьюги, сравнившего выбитый рисунок на плите и перерисовку Карисы, сложно перевести на какой-либо язык кроме русского. Только у нас есть достаточное количество емких и четких глаголов.

— Да, дружище, жги глаголом, — вздохнула я, припоминая слова классика. Те правда были сказаны совсем в другом контексте. М-да, некрасиво вышло.

— Даже я понимаю, что там в равной доле присутствуют прилагательные и наречия, — укоризненно заметил алхимик. — Все, что отвечает на вопрос «как» в устах Вьюги становится диво непристойным.

94