Практика - Наталья Самсонова - Страница 79


К оглавлению

79

— Милая, — кротко произнесла матушка Марика, — ты вступила во взрослую жизнь и свобода могла вскружить тебе голову. Но не спеши отдавать самое ценное, вдруг зря?

— Самое ценное я отдала первому мужу, — хрипло проворчала я.

— Я не девство имела в виду, — рассмеялась Марика. — Свобода, Рысь, вот первейшая ценность.

— Мы помолвлены, — улыбнулась я, — он хороший человек. Не первый встречный.

— Ну и хорошо тогда. Вставай, а то твои друзья места себе не находят.

— Да, сейчас встану.

Хорошее мы вчера вино пили. Голова не болит, да и вообще признаков похмелья не имеется. С другой стороны, что такое три бокала вина? Достаточно для хорошего настроения, но для похмельного синдрома явно маловато.

Когда я спустилась вниз, Лий встретил меня глубоким поклоном и елейно пропел:

— А вот и свет наш ясный, Рысенька, глазоньки открыла, личико умыла.

— Ты чего?

— Ничего, кроме того, что ты утром проклятьями на звук бросалась, — фыркнула Кариса. — Ни в кого не попала, но обидно.

— Я и не хотела попасть, — смутилась я. — Что-нибудь узнали?

— Только подтвердили слова Солеса и Дарго. Выписали имена магов опубликовавших свои исследования. И нашли ссылку на некую ди-Ларронскую деву. Она то ли легендарной была, то ли спала с легендарным, — Кариса вздохнула и подытожила, — в общем как-то поучаствовала.

— Что ж, я тоже не зря сходила, — широко улыбнулась я.

— Конечно не зря, на крыльце лизались у всех на глазах, фу, — проворчал Верен.

Я показала ему язык и деланно обиженно произнесла:

— Ну если никто не хочет почитать жизнеописание Этвиты ди-Ларронской, то я приберегу это чтиво для себя.

Ребята тут же наперебой начали утверждать, что в наших с Роем поцелуях кроется сакральная истина и вообще, они готовы наблюдать эту инсталляцию каждый вечер. Конечно, все это было не совсем в таких выражениях, но близко.

— Предлагаю читать вслух, — задумчиво произнес Лий.

— Там много, но с другой стороны, нам нужна шестая глава.

Увы, шестая глава подсказала нам, что в воскресенье мы вновь пойдем в библиотеку — мы не понимали половину слов.

— Ты же старый, ты должен прочесть, — возмутился Вьюга глядя на Лия.

— Старый-то старый, но мхом не порос, — огрызнулся эльф. — Даже я могу что-то не знать. Давайте бегом, а то мало ли у них сегодня неполный день!

— В воскресенье библиотека не работает, — меланхолично протянул Верен. — Так что давайте для начала выпишем все повторяющиеся слова. Так будет проще.

Мы кропотливо работали до самого ужина и после. Составляли таблицы, оставляя пустые места для перевода. А я понимала — даже ради интереса я не буду пытаться читать этот «роман» целиком.

Вот только неугомонный эльф решил иначе: я и заметить не успела как оказалась втянута в спор. Итогом которого стало мое запальчивое обещание прочесть жизнеописание от корки до корки. И счастливый смех длинноухого поганца.

На работе мастер Ларс, «душка Ларс», нас обрадовал. Вместо уже привычного, веселого и ненапряжного маршрута с бойцами Дарго мы отправляемся в дом исцеления.

— Документы у секретаря, — шумно отдуваясь выдохнул начальник и махнул рукой, — идите.

Выйдя, я посмотрела на Карису:

— Он не пахнет болезнью?

— Похмелье, — равнодушно бросила волчица.

По пути до дома исцеления мы успели трижды поссориться — сначала Лий начал читать и рассыпал листы, потом я повторила его подвиг. А после Кариса, но ей не повезло больше всего — один из листов упал в лужу. Но одно мы поняли точно, в доме исцеления будет весело это раз, и два мы идем именно в тот дом, где работает Лигур. То есть в государственную, не частную клинику.

Поэтому поводу я заскочила в лавку, прикупила печенья и кулек заварки. Сколько бы раз мы не заглядывали к нему в гости — всегда подъедали все предложенное.

Лигур нам обрадовался, как родным. Напустил на лицо выражение вселенской скорби и подтолкнул к своему кабинету. А когда Кариса чуть затормозила, то он мягко подтолкнул ее вперед. Закрыв дверь и бросив простенький щит, он обошел свой стол и рухнул в кресло. Сочное и емкое слово, которым он охарактеризовал все происходящее, мне повторять запретили. Но я его запомнила.

— Это не дом исцеления, это гнездо тупых и бешеных ракшасов. Хорошо, что вас прислали.

— Да, мы только еще прочитать не успели, — вздохнула я, — что от нас требуется.

— Душка Ларс был свиреп и не горел желанием вести долгие беседы, — добавил Лий.

— Еще бы, вчера весь наш квартал слышал, как ему весело, — захохотал Лигур и пояснил, — у нас дома по соседству.

В тишине и спокойствии уютного и светлого кабинета Лигура мы наконец рассмотрели, что за документы нам дали. Разрешение на сбор информации и четыре бланка. Один из которых побывал в луже. Ну ладно.

Я не успела даже открыть рот, чтобы отказаться, как листы и волшебное перо перекочевали ко мне.

— Тебе нужно тренироваться, — с доброй улыбкой пояснила Кариса, Вьюга кивнул, а Лий подмигнул:

— Мы тебе добра желаем. Итак, что у вас произошло?

— Позавчера ночью, в момент пересменки, сработали сигнальные чары на приемном покое. Я спустился. На полу лежали три звериные туши, — Лигур потер плечо и продолжил, — при ближайшем рассмотрении это оказались живые, обездвиженные и на лысо обритые волки. Хотя слово «обритые» неправильное. Кто-то использовал магию, чтобы выдернуть все волоски.

— Ужасно.

— По строению челюсти старший целитель Робертс предположил, что это могут быть оборотни. Звери были перемещены в палаты. Когда они очнулись, сразу попытались сбежать, действуя при этом как разумные существа.

— Что требуется от нас? — деловито спросила Кариса.

— Собрать информацию, — это проворчал Лий. — Не позорилась бы.

— Пф, перед кем? Я-то уж вашу компанию как только ни повидал. А вообще, — Лигур потер подбородок, — подозрительно это. С чего вдруг им сбегать от нас? Без целительской помощи новая шерсть не отрастет — все волосяные луковки-то вырваны. Сукровица ажно сочилась. А они в бега.

Я наскоро и дословно записывала все, что говорил Лигур. Затем он перечитал и размашисто написал «с моих слов записано верно». Для солидности еще и именную, целительскую печать сверху поставили.

— Если они захотят, я смогу с ними поговорить, — задумчиво произнесла Кариса.

— Тогда вперед. Рыська, завари свежий чай и догоняй, — распорядился Лигур.

Я с нежностью посмотрела на обретшего уверенность друга. Сколько библиотечных листов я скопировала и переслала для него, сколько разнообразных вопросов передала Рою — не счесть. Ведь когда я назвала его своим личным целителем, его ученичество закончилось. И он не мог безболезненно вернуться под крыло наставника. Сейчас Лигур семейный целитель сразу шести семей, среди которых и Роуэн Данкварт со своей гадкой сестричкой. За последнее я простила ей все пакости, сделанные лично мне.

79