Практика - Наталья Самсонова - Страница 78


К оглавлению

78

Легендарный убрал бутылку, развеял рюмочки и встал, протягивая мне руку. Глубоко вдохнув, я встала рядом и зажмурилась. Ощущения от перехода каждый раз были разными. Кигнус объяснял это различием координат, мол, погода на улице тоже разной бывает. Я так и не уловила этих тонкостей, просто приняла как данность — никогда не знаешь, что испытаешь.

Из-за головокружения я не сразу открыла глаза. Но по запаху поняла, что прибыли мы куда надо. Дивную смесь больничных запахов невозможно перепутать.

— Ракшас! — раскатисто прорычал Кигнус и я поспешно распахнула глаза. Палата была пуста.

— Проблема решена без нас? — предположила я.

— Или Лаура была нужна не для обратного обмена, — серьезно ответил Кигнус. — Я навскидку могу назвать шесть ритуалов в которых ее можно использовать. И ни один мне не нравится. Целителя! Срочно!

Экстренно допрошенные медики ничего ответить не смогли. Да, девица была, нет, не официально. «Подите к ракшасам, за деньги — имеем право определять кого хотим. Куда подевалась — неизвестно. Клиника частная, платят не за вопросы». И все в таком духе. Кигнус рычал, пыхтел, оскорблялся, но увы, напугать никого не смог.

— Напишите, пожалуйста, — вклинилась я, — какие зелья нужны для поддержания жизни пропавшей девушки.

В общем, домой я вернулась разбитая, напилась зелий, умылась и с мученическим видом принялась собираться на свидание.

Глава 3

Свидание началось ужасно. Мое синее платье тон в тон совпадало с обивкой стульев. Рой ничего не заметил, а вот окружающие явно подхихикивали. Впрочем, когда я пальцами зажгла свечи и дополнительно подвесила над столом магический огонек градус веселья понизился.

— Я долго думал, чем тебя удивить и порадовать, — улыбнулся Рой, — и кажется нашел.

На стол лег сверток, размером с небольшую книгу.

— Что там?

— Жизнеописание Легендарной Этвиты ди-Ларронской, той от кого пошел мой род.

Я постаралась придать лицу заинтересованный вид. Хотя я терпеть не могу читать жизнеописания всяких аристократических семей. Либо лживо-скучно, либо правдиво-грязно.

— У тебя так забавно мнение на лице отражается, — рассмеялся Роуэн.

— Прости, — вздохнула я.

— Не прощу, если не прочитаешь шестую главу.

— Ро-ой, — протянула я, — скажи по-человечески, что там.

— Я же оборотень, как я могу? — веселился этот негодяй.

— Тресну, — я грозно взмахнула меню.

— Ну, если я не ошибаюсь, то шестая глава называется «о первом камне, что защиту от тварей неизведанных дал нам и семьям нашим». Язык весьма архаичный... Вот теперь вижу истинный интерес. Рысь, нет. Сейчас ты ее читать не будешь. Делай заказ.

— Ты здесь чаще бываешь, закажи за двоих. Я одним глазком гляну и все... Эй!

— После свидания отдам, — тепло улыбнулся Рой и убрал сверток, — я знал, что ты не удержишься. Потому и не хотел говорить.

Рой заказал печеночные рулеты со сметанным соусом, два овощных салата с ореховым соусом и творожное печенье.

— Что будете пить? — осведомился официант, принимавший заказ.

— Черешневое вино, — мечтательно протянула я.

— У нас нет, но если вы подождете, то мы доставим его.

— Тогда пока две чашки кофе с корицей и сладким сиропом, — улыбнулся Рой.

— Кофе сейчас или вместе с основным заказом?

— Сейчас.

Мальчишка исчез и минут через пятнадцать принес два крошечные чашечки.

— Что тебе сказал Кигнус? — спросила я.

— А он не сознался? — сощурился Рой и, пожав плечами, добавил, — отчитал как мальчишку. По делу конечно, но я не знал, что слухи вышли за пределы Академии.

— И что ты решил?

— Оповестил новый состав некромантов о том, что они допущены на практические занятия второго курса в качестве наблюдателей. Там посмотрю кого и чем припугнуть.

— Весело у вас.

— Весело, — согласился Рой. — Особенно меня «радует» дева рода фон Гверт. Из семьи потомственных священнослужителей.

— На факультете судебной некромантии?

— Именно. Как метко выразился студент фон Тарн, «религиоз головного мозга». Прежде чем открыть учебник она читает молитву. Если верить ее соседке, умывается освященной водой, чтобы скверна не пристала.

— Мне вот интересно, — протянула я, — она же волю папеньки исполняет, замуж за графа хочет. А как и в какое место она будет святую воду заливать после исполнения супружеского долга? Если все выйдет, и ты вдруг влюбишься и женишься?

Мой возлюбленный захохотал как молодой конь. После чего доверительно сообщил, что у нас с Кигнусом мысли сходятся. Ну а чему удивляться, мы как-никак родственники.

Свидание мне понравилось. Рой рассказал, по большому секрету, как он со старшей сестрой и младшими близнецами отправились в большой поход за медом. И как мама-оборотень и папа огненный маг подняли по тревоге весь гарнизон — ведь записку великие экспедиторы оставить не догадались.

— Тайланну ремнем выдрали, меня тоже, а мелким уши накрутили и в по разные комнаты заперли.

— А мы с подружкой как-то стекла побили, — мечтательно произнесла я. — Любовное зелье варили, в классе химии.

— Но ведь ты, — Рой не стал заканчивать фразу, только выразительно промолчал.

— Пф, а что, для любовного зелья нужна магия? Воображения хватит, — отмахнулась я, — мы взяли все реактивы, химические, имеющие хоть какой-то оттенок красного и розового и смешали, насыпали порошки и поставили нагреваться.

— Взорвалось?

— Нет, что ты. Кто же в школе опасные, неразбавленные химикалии оставит? Задымило и завоняло так, что мы с перепугу окна разбили — чтобы дым в коридор не пошел. Почему-то казалось, что если весь дым выйдет через окно, то никто ничего не заметит.

Рой рассмеялся и подлил мне вина. Это был замечательный вечер. После третьего десерта, когда я не могла уже ни есть, ни смеяться он проводил меня до дома. И долго-долго целовал на крыльце.

— Я вырвусь из Академии как только смогу, — шепнул он.

— Или я к тебе. Воспользуюсь слухами, совру, что иду ловить тебя на горячем, — рассмеялась я и открыла дверь. — До самой скорой встречи.

— Рысь! Книга, — любимый протянул мне сверток и, подмигнув, добавил, — я рад, что со мной ты забыла свою извечную жажду знаний.

— Как непедагогично, — чопорно ответила я. — Все, уходи, а то не распрощаемся.

Кариса уже спала или притворялась. Проверять я не стала, тихо разделась и забралась в постель. Все остальное — завтра.

Утро началось днем. Завтрак я успешно проспала, встала только к обеду. И то, меня разбудила госпожа Лоссен. Пожилая женщина сидела в единственном кресле в нашей с Карисой спальне. И едва слышно постукивала спицами — вязала свитер для сына. Собственно, непривычный звук меня и разбудил.

78