Проклятый - Эмили Болд - Страница 28


К оглавлению

28

Убила ли легенда Сэм или она просто была вырвана из своего времени, они не знали. Но Пейтон не дал убедить себя поберечься и подождать новостей в каком-нибудь месте поблизости. Нет, его упрямый брат непременно хотел использовать свои последние силы, чтобы подвергаться капризам природы и терпеть до последнего вздоха. Шон знал, что Пейтон винит в этом себя. Он наказывает себя за то, что из-за него Сэм оказалась в такой ситуации.

Шон прошел через кладбищенские ворота. Его взгляд впервые упал на внушительный обелиск, который так отвлек их, что они заметили исчезновение Сэм только тогда, когда было уже слишком поздно. Потом повернулся к кладбищенской стене и замер. Подняв брови, он подошел ближе и вопросительно посмотрел на Пейтона.

– Ты в порядке? Ты что, совсем потерял рассудок? – спросил он.

Пейтон выглядел невероятно несчастным. Мокрый и грязный, а кожа побледнела и щеки ввалились. Несмотря на это, он рассмеялся, но по его щеке побежали слезы.

– Пейтон? – снова окликнул его Шон, когда тот продолжал его игнорировать, держась за живот от смеха.

Несмотря на то, что земля была мокрой, брат сел напротив него в ожидании объяснения. Пейтон в последний раз набрал воздуха, и, казалось, ему стоило усилий сосредоточиться на Шоне. С блеском в глазах он смотрел на Шона и широко и довольно улыбался.

– Точно сошел с ума! – подтвердил Шон сам себе свои худшие опасения.

Pog mo thon! Ты понятия не имеешь! – сказал в свою защиту Пейтон и пнул Шона.

– Да, а все потому, что не можешь даже рта открыть. Я уже спрашивал, что случилось – скажи наконец, что же ты находишь таким забавным!

Пейтон улыбнулся:

– Я нашел ее, Шон. – Он постучал себе по лбу. – Здесь. Она сделала это! Она жива!

Шон посмотрел на него большими глазами и непонимающе поднял руки.

– О чем, черт возьми, ты говоришь? Что ты нашел?

– Сэм! Я ее помню. Это лишь обрывок воспоминания, но он такой яркий, такой осязаемый, как будто это было вчера! Говорю тебе – Сэм прошла сквозь время! И она нашла меня!

Шон наморщил лоб. Сомнения по поводу истории Пейтона не стоило игнорировать.

– Что за воспоминание? Что ты имеешь в виду? Я не понял ни слова.

– Сам не знаю, Шон. Я сижу здесь, надеюсь, что она еще жива, молюсь о ее возвращении, утонув в своей вине и нечистой совести. И в один миг как будто молния пронеслась через мою голову! – Пейтон вскочил и продолжил говорить, яростно жестикулируя. – И вот я вижу ее перед собой, в своем воспоминании. На ней платье, как у простых крестьянок из замка Буррак. Я помню, как она спотыкается, и я ее ловлю. Она воняет! – Пейтон снова рассмеялся, и слезы потекли по его лицу. – Это была ночь, когда отец лежал раненый в хижине Макрея. Ты что, уже не помнишь? Ты тоже должен был ее видеть!

Шон попытался вспомнить ту ночь. Многие его воспоминания поблекли на протяжении веков. Проклятие лишило их всяких чувств, и поэтому воспоминания стали второстепенными, потому что не было в них ни радости, ни счастья. Тем не менее ему казалось невозможным, что он уже встречал Сэм раньше.

– Нет, Пейтон, прости. Я слабо помню то время, но Сэм… нет… ее я точно не помню. Ты уверен? Возможно, твое подсознание сыграло с тобой злую шутку, выдавая желаемое за действительное?

Разозлившись, Пейтон ударил по каменной глыбе.

– Конечно я уверен! Как я мог забыть такое? Помню, как я смеялся тогда, когда она, фыркая, вылезала из воды! – Пейтон закрыл глаза и полностью погрузился в воспоминания. – Я был так смущен ее видом, когда она стояла передо мной, чистая, с мокрыми волосами. И так как я не понял своих чувств, то просто ушел, оставив ее. – Покачав головой, Пейтон прислонился к стене. – Теперь, вспоминая все это, я понимаю, что, видимо, я влюбился в нее еще тогда, – размышлял он вслух.

– Однако, сколько я ни стараюсь, я не могу припомнить, чтобы встречал Сэм раньше. Ты считаешь, что она жива и нашла нас, – что дальше? Ты помнишь, чтобы она говорила тебе, что она из будущего? Разве она не упомянула бы об этой совсем незначительной мелочи?

Пейтон схватился за голову.

– Это так… странно. Я не могу ничего вспомнить, кроме того момента на берегу озера. Я ничего не знаю, черт возьми! Еще час назад я совсем не помнил этот вечер! – раздраженный, Пейтон подошел к Шону, который не мог понять радости от этого воспоминания.

– Шон, неужели ты не понимаешь, что бы ни произошло, Саманта, по крайней мере, пережила путешествие во времени? И она нашла меня! Это все, что сейчас имеет для меня значение.

Внезапно Шон вскочил и хлопнул себя по бедру.

– Подожди, возможно, в этом есть смысл! – воскликнул он. – Она переписывает твое прошлое! Ты помнишь только это, потому что она только что пережила этот вечер… как и ты… если ты понимаешь, что я имею в виду. Сэм меняет твои воспоминания.

Он отломил ветку от поросли возле стены и опустился на корточки.

– Смотри сюда. Если… – он провел на земле длинную прямую линию, – … это время будет наша жизнь от того момента до сегодня, тогда у нас с тобой будут воспоминания только о тех вещах и людях, которые мы уже встретили к тому времени. Теперь… – он протянул дугу из точки, которую назвал «сегодня», до точки в центре линии, – … начинается изменение. Сэм входит в нашу уже прожитую жизнь и меняет ее. В результате, с того момента, как мы ее увидели, мы всегда будем на этом новом жизненном пути… – он начертил вторую линию, параллельную первой линии времени, которая тоже оканчивалась в точке «сегодня», – … и будем вспоминать. Так что я думаю, что ты действительно прав. Она сделала это!

– Тогда давай лучше надеяться, что мы внезапно не вспомним, как ей свернули ее хорошенькую шею, – измученно прошептал Пейтон и коротко помолился, глядя в небеса.

Глава 16

Шотландия, 1740

Приглушенные голоса мужчин, склонившихся над постелью больного, и слабый свет в хижине усиливали впечатление болезни и смерти. Я неподвижно стояла в углу, желая переместиться в другое место, хотя, скорее, в другое время.

– …нужно что-то предпринимать. У него лихорадка и он не приходит в себя со вчерашнего вечера.

Снова начались дикие жестикуляции.

– …по этой причине мы привезли эту девушку сюда. Она не посмеет причинить Фингалю вред, если ей дорога ее жизнь! – прогремел наконец Блэр и выдернул меня из моего угла. Темноволосый шотландец выглядел усталым. Его волосы длинными прядями лежали на спине, а вокруг глаз залегли глубокие тени.

– Гляди, ты должна о нем позаботиться! – приказал он мне и подтолкнул к низкой кровати, на которой лежал раненый.

Значит, это отец Пейтона. Он был крупным и сильным, а редкие волосы на его голове почти побелели. Белая борода придавала его лицу что-то особенное, и я вполне могла себе представить, что он прирожденный предводитель.

28