Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 88


К оглавлению

88

Как громом пораженная, я уставилась на брата Люциана. Даже его я только что потеряла.

Он открыл дверцу, чтобы я пробралась на заднее сиденье, но мягко дотронулся до моей руки, прежде чем я села в машину.

«Ари?»

Я заглянула во взволнованные глаза с золотыми крапинками.

«Пожалуйста, не вини моего брата, – умолял он. – Я никогда не видел его настолько раздавленным, как вчера ночью».

Я проглотила образовавшийся в горле тугой комок и кивнула.

– Hasta siempre, commandante[20], – пропел Викториус, кокетливо подмигнув Элиасу. Эта же фраза звучала сейчас из автомобильных колонок. – А ты, моя маленькая революционерка, залезай! А, и не переживай о своей маме. Бел был так любезен, что отправил Трикси в страну сновидений.

Спустя один непонимающий взгляд я сообразила, что имел в виду Викториус. Рядом со мной на сиденье негромко похрапывала мама. Мне даже не в чем было его упрекнуть. Ведь он проявил достаточно внимательности, чтобы перевезти в безопасное место и маму тоже. Танатос уже однажды использовал ее против меня как рычаг давления. А учитывая последние события, даже у Плеяды она больше не была вне зоны риска.

Вздохнув, я пристегнула ремень безопасности. Бел нажал на газ. Викториус повернул ручку, добавив радио громкости, и радостно заголосил:

– Viva la Revolución![21]

Мы мчались прочь. Через заднее стекло я в последний раз грустно посмотрела на Элиаса.

«Спасибо за всё».

Глава 25
Alea iacta est[22]

«Маленькими шагами!»

Я повторяла про себя совет Лиззи, как мантру, пока металась по убежищу, как тигр в клетке. Здесь все выглядело так же, как и в первый раз, когда я сюда попала. Необработанные каменные стены, кремовые диваны, кухонная стойка, перегородка между зонами комнаты, а за ней большая кровать, на которой я спала несколько недель, пока из-за Танатоса мне пришлось залечь на дно. По иронии судьбы я снова тут забаррикадировалась в первый же день, когда он вырвался на свободу.

«Маленькими шагами!»

Сначала ликвидировать эту связь, потом освободить Лиззи, потом убить Танатоса, а уже потом я займусь Верховным Советом.

– Сердце мое, будь добра, присядь, ты меня нервируешь. – Викториус похлопал по свободному месту между ним и мамой, которая к тому моменту уже очнулась, прокричалась, упала в обморок, опять очнулась и теперь надулась. Викториусу пришлось очень долго ее уговаривать, пока она пришла в более-менее спокойное состояние. Прямо сейчас она довольствовалась тем, что метала в Бела убийственные взгляды. Блондинистый праймус наслаждался подобным вниманием с широкой улыбкой, время от времени запуская одну руку в пакетик с чипсами. Слава богу, мама думала, что имела дело с обыкновенным демоном, и даже не догадывалась, кто сидел перед ней в кресле.

В противном случае мы бы так легко не отделались.

Я скосила глаза на свой смартфон. «Лжец Тристан» до сих пор не прислал адрес. Люциан тоже не подавал признаков жизни. Только Гидеон держал меня в курсе событий сообщениями вроде:

«ТВОЙ ОТЕЦ НА СВОБОДЕ. ТЕБЯ ИЩЕТ ЛИГА. ПРЯЧЬСЯ!»

или

«ОНИ ДАВЯТ НА ПЛЕЯДУ, НО НА НАС ТЫ ВСЕГДА МОЖЕШЬ ПОЛОЖИТЬСЯ»

или

«У ТЕБЯ ВСЕ ХОРОШО?»

или

«ВИКТОРИУС И ТВОЯ МАМА ПРОПАЛИ. НАДЕЮСЬ, ОНИ С ТОБОЙ»

или

«ПАПА БОРЕТСЯ ЗА ТЕБЯ. Я ТОЖЕ. ТЫ НЕ ОДНА».

Я ответила ему только один раз: отправила эмоджи с поднятым вверх большим пальцем. Больше не рискнула ничего написать – вдруг за ним установили слежку.

– Ты в курсе, что самое классное в звуковых оповещениях, моя беспокойная пчелка? – полюбопытствовал Викториус и моментально сам ответил на свой вопрос. – Всегда слышишь, если тебе кто-то пишет, и не надо постоянно проверять телефон. Тогда ты могла бы спокойно сесть с нами и выпить чаю.

Он указал на дымящуюся чашку, которая уже какое-то время стояла на кофейном столике и дожидалась меня.

– Чай тут не поможет.

– Ари, делай так, как сказал Вик. Это невежливо, – проворчала мама. Я застонала.

– Вы можете просто оставить меня в покое? Мне нужно подумать.

– Это можно делать и сидя.

– Мам! – сорвалась я. – Ты не имеешь ни малейшего понятия, что здесь происходит, поэтому, пожалуйста, не встревай.

Мама обиженно засопела.

– Это я не знаю, что происходит?! У тебя неприятности, потому что ты связалась с демонами. Что в этом непонятного?

Низкий смех ворвался в мои мысли.

«Что правда, то правда». – Бел улыбался мне, сверкая белоснежными зубами и показывая ямочки на щеках. Он удобно устроился со своими чипсами и, жуя, наблюдал за нами.

«Вот только ты еще не начинай!» – раздраженно предупредила его я и вновь повернулась к маме.

– Всё немножко сложнее, мам!

– Ничего сложного. Мы должны вернуться в лицей. Мистер Росси нас…

– Он не сможет нам помочь, – прервала я ее.

– Ариана, будь благоразумней!

– Мама! Если ты не прекратишь, я попрошу Бела снова тебя вырубить!

«Это будет не бесплатно, – тут же проговорил Бел. Его глаза лукаво блеснули. – А вообще, по-моему, она очень забавная».

Мама упрямо скрестила руки на груди, и я поняла, что за это мне придется извиняться минимум месяц.

– Это было не очень-то любезно, мой медовый тортик, – упрекнул меня Викториус.

Господи боже! Да за что же мне это всё?!

Чтобы сгладить углы, я плюхнулась на диван. Мама проследила за этим с такой миной, словно говорила: «Уже слишком поздно», и отхлебнула чаю.

Я послала Белу хмурый взгляд.

«Если ты здесь только забавы ради, то лучше уходи и пугай каких-нибудь малолетних сатанистов!»

Он осклабился.

«Заманчиво, но перед этим я расплачусь по долгам».

Торжественная серьезность, которая притаилась за его сарказмом, окончательно выбила меня из колеи. Он имел в виду, что в Праге я спасла ему жизнь? Но это же смешно.

«Ты привез сюда меня и маму. Мы полностью в расчете».

Бел поводил головой из стороны в сторону, словно сомневался в моих словах. В конце концов он пожал плечами.

88