Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 78


К оглавлению

78

Теперь он захохотал от души. Как же я соскучилась по этому звуку.

– Ну да, тот, кто сумел тебя заполучить, явно имеет право собой гордиться, – поддразнил он. – К тому же, мне кажется, он точно от тебя немножко без ума.

– С чего ты взял?

Внезапно все озорство как рукой сняло. Его глаза вновь наполнились этой ранимостью, словно его сердце беззащитно открылось передо мной.

– Не проходит и дня, чтобы я не думал нарушить свою клятву, просто чтобы подержать тебя за руку. – Я сглотнула. Тогда он бы предал свою честь, всю свою суть… Он бы стал отступником.

Люциан сунул руки в карманы куртки и смотрел на меня так, будто я была мимолетным мгновением, которое хочется удержать в памяти.

– Возвращаясь к твоему первому вопросу: Рамадон высадил меня на вершине очень высокой, очень холодной горы очень далеко от ближайшего портала.

Окей. Жаль… мне будет весьма проблематично воспользоваться этой маленькой хитростью.

– По пути вниз у меня хватило времени, чтобы вернуть из «отпуска» свой мозг, – процитировал он меня с влюбленной улыбкой и вздохнул. – Я не превращусь во второго Танатоса, Ари. Обещаю. Из-за силы черных ациамов мне просто сложнее сдерживать определенные порывы, – сконфуженно объяснял он мне. – Я стал настоящим эгоистом. Хотел защитить тебя любой ценой. Один. Я хотел быть твоим героем и не собирался делить ни с кем этот титул. Ни с Гидеоном или Райаном, ни с Элиасом, ни с Белом и, уж конечно, не с Тристаном.

Абсурд. Я набрала воздуху в легкие, чтобы устроить ему головомойку, но он поднял руку. Немая просьба дать ему выговориться.

– Сегодня я осознал, что тем самым ставил на кон твою безопасность. Я тебя обидел и пошатнул твое доверие ко мне. – У него задрожал голос. – Такое не прощается. Но если ты мне позволишь, я сделаю все возможное, чтобы снова расставить всё по своим местам. – В его ладони возникло что-то блестящее. Печать с фениксом. – Я понимаю, почему ты больше ее не носишь. – Он помедлил, как если бы не мог найти нужных слов. Море мягко плескалось о мостки причала, заполняя наступившую тишину. – Но, быть может, ты дашь мне еще один шанс?..

От неуверенности в его взгляде у меня перехватило горло. Не было никаких сомнений: если бы я сейчас его отвергла, это бы его уничтожило. Мне еще никогда не было так трудно не касаться его – или подыскивать слова, которые выразили бы все мои чувства.

Поэтому я сделала то, что в прошлый раз осознанно использовала, чтобы ранить его. Я надеялась, на этот раз это поможет залечить раны.

Я открыла свои стены.

Беспокойная зелень его глаз вспыхнула изумленным серебром. Я всем сердцем любила Люциана. Естественно, каких-то вещей это уже не изменило бы, но, возможно, позволило бы через них перешагнуть.

Не говоря ни слова, я подняла волосы и повернулась к нему спиной. Я ощущала, как Люциан подошел ближе. Предельно осторожно, чтобы до меня не дотронуться, он надел мне на шею свой амулет. При этом его дыхание ласкало мою кожу, вызывая мурашки по телу.

– Спасибо, – прошептал он.

А потом исчез.

Глава 22
Пути и средства

– Подъем, моя гроза ведьм в сахарной пудре. – Викториус раздвинул шторы на окне в моей комнате и, хотя его никто не просил и не спрашивал, доложил последние новости. – Через час состоится общее собрание Плеяды. Всех НЕПЛов до конца каникул эвакуировали из лицея. Кажется, они сообщили им, что в этих старинных монастырских стенах есть целая куча аварийных газовых труб… – Состроив презрительную мину, он отчетливо дал понять, что думал по поводу неправдоподобной вынужденной лжи верховного мастера. – Гидеон и остальные только что прибыли. А теперь улыбнись, мой грустненький лимончик, потому что, несмотря на неудачу в целом, они принесли с собой парочку хороших новостей. – Он плюхнулся на постель рядом со мной и радостно объявил: – Они взяли в плен шесть ведьм и конфисковали ящики с черными ациамами.

Я резко села прямее на кровати. Это и правда были хорошие новости. Теперь Люциан хотя бы вздохнет спокойней.

– Не знаешь, среди заложников была колдунья? Внешность довольно заурядная, но в остальном просто стерва…

Голубые коровьи глаза Викториуса самодовольно сверкнули.

– Если ты совершенно случайно имела в виду Полину Адлер, то да, она там была.

– Хочешь сказать, ты с ней знаком? – Откровенно говоря, я могла сама об этом догадаться, принимая во внимание прошлое Викториуса и его связи в мире бессмертных.

– Пару-тройку раз имел дело с ее мужем… – признался он, не вдаваясь в подробности.

Я нахмурилась. Похоже, этот Неро тот еще хитрец, если вел дела с Белом и одновременно с предателями. Ну, он притихнет, пока его заурядная благоверная посидит надежно запертая за решеткой.

Сейчас нам оставалось еще лишь освободить Лиззи, убить Тристана, убедить Верховный Совет изменить их законы и победить зловещую королеву ведьм, а тогда уже ничто не встанет на пути у счастливого конца нашей сказки.

«Маленькими шагами…» – воскресила я в памяти совет Лиззи. Один за другим. Я вылезла из-под одеяла и натянула на себя какие-то тряпки из формы охотников. Без НЕПЛов можно было не задумываться о неприметности.

– Ари, золотко? – Викториус до сих пор восседал на моей кровати и задумчиво на меня смотрел. Нет, на самом деле он смотрел не на меня, а, скорее, на золотой амулет, висящий у меня на шее.

– Вы с Люцианом всё еще связаны?

Что за вопрос. Наши отношения были больше чем просто летним флиртом, который теряет свою привлекательность в следующем сезоне. К настоящему моменту это должно было дойти даже до Викториуса.

Поскольку тут все было защищено от подслушивания, я невозмутимо ответила на его взгляд.

– Да.

Викториус вздохнул, хлопнул себя по ляжкам и встал.

– Ты должна кое-что знать, – произнес он по пути к двери. – После того как я стал отмеченным Люциана, вся моя безграничная преданность принадлежит ему.

Это было логичное умозаключение, о котором я еще не задумывалась. Хорошо! Потому что до этого момента никогда нельзя было быть на сто процентов уверенным, что на уме у этого эпатажного павлина. Теперь я как минимум могла быть спокойна, что он в первую очередь будет защищать интересы Люциана.

– Абсолютно точно, мой задыхающийся олененок – ни Верховному Совету, ни Лиге, ни Плеяде, только ему. – В его голосе проступали странные нотки, которых я от него никогда не ожидала.

– Ему и, естественно, его спутнице. Раз у него она есть. Что я в данный момент отрицал бы, клянясь собственной жизнью, – добавил он, подмигнув. За этим последовали пожатие плечами и преувеличенно скромная улыбочка. – Я уже говорил, что могу быть у вас тузом в рукаве. Равно как и ты, и кое-кто другой, кто сидит глубоко в темницах лицея. Помни об этом…

78