Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 50


К оглавлению

50

«С помощью простого фокуса я контролирую твое тело. Только твое тело. А Тристан делает то же самое с твоими чувствами».

Я не могла поверить в то, что он говорил. Я вообще была уже не в состоянии слушать и понимать.

– Люциан. – Элиас появился рядом со своим братом. Он выглядел взволнованным, по крайней мере, насколько я могла судить, потому что зрение у меня начинало отказывать.

«Я хочу, чтобы ты еще раз хорошенько задумалась, Ари! Ты на сто процентов уверена, что не из-за Тристана хочешь держаться от меня на расстоянии?»

– Люциан, довольно, – тихо потребовал Элиас. Он тревожно оглядывался по сторонам. – Ты делаешь ей больно.

«Брось меня, если ты так этого хочешь. Можешь даже меня возненавидеть, но не приближайся к Тристану!»

Я вдохнула разгоряченный воздух еще несколько раз, прежде чем давление ослабло. Мои ноги превратились в сахарную вату, и я бы рухнула. Если бы не растерявшийся Элиас меня не поддержал. Он сохранял внешнюю картинку – опять.

Люциан бросил на меня страдающий взгляд, прежде чем повернуться и исчезнуть. Он предоставил своему брату возможность отвести меня в мою комнату.

Глава 14
С глазу на глаз

Я уткнулась головой в пропитанную слезами подушку.

В сотый раз я переосмысливала каждое сказанное слово и думала, что именно должна была сказать по-другому. Где мне нужно было отреагировать иначе, и когда я, возможно, неправильно поняла Люциана…? Но возвращалась снова и снова к одному выводу: все зашло слишком далеко.

Да, быть может, он был прав в том, что касалось Тристана. Факт того, что он мог управлять эмоциями, кое-что прояснял: мое легкомыслие, когда я пошла встретиться с ним в туалете «Корицы». Внезапный страх, который меня объял, чтобы я убежала или вызвала Люциана перед тем, как атаковали ведьмы. Странное доверие, которое не дало мне вчера ночью выгнать Тристана из комнаты. У меня была целая куча примеров…

Каким-то образом я с самого начала это подозревала, но не настолько переживала, чтобы докопаться до сути дела. Но теперь, когда я еще раз воскресила эту ситуацию в памяти, мне стало более чем ясно: Тристан однозначно был способен влиять на мои чувства…

Но когда же он направил эту способность именно против меня? Откровенно говоря, он лишь делал так, чтобы я его выслушала, не воткнув в него ациам.

Естественно, я все еще не считала его святым. И само собой, я не забуду, что он пытался меня убить. Но если уж быть до конца честными: Люциан тоже.

Быть может, у Тристана просто никогда не было шанса поступить правильно? Он был ребенком корпорации «Омега», а вырастили его психопаты Харрис и Танатос. У него не было кого-то вроде моей мамы или верховного мастера Плеяды, которые уберегли бы его от такой судьбы. Почему-то мне не хотелось верить, что в Тристане не было ничего хорошего…

А может, я слишком увлеклась анализом, потому что из-за нашего общего происхождения чувствовала между нами необъяснимую связь.

Ну или эту связь тоже он мне навязал.

«Аааа…» Я ходила кругами. Вновь и вновь!

Но, несмотря ни на что, я знала со стопроцентной уверенностью, что не из-за Тристана я хотела держаться на расстоянии от Люциана. И не из-за угасающих чувств или какой-то клятвы, которая нас разделяла, а всего лишь из-за того, что я очень боялась потерять Люциана. Мы подвергали друг друга опасности, и рано или поздно один из нас умрет за другого. Абсурд, но в данный момент мы соревновались в том, кто будет первым.

Это должно было прекратиться!

Вот только я даже представить себе не могла, как подступиться к этой проблеме. И я понятия не имела, можно ли починить то, что сегодня сломалось. Люциан перешагнул черту. Ответственны ли за это черные ациамы, я не знала. Но вера в это дарила утешение. Это как минимум объясняло причины его поведения. В противном случае мне пришлось бы признаться самой себе, что я ошибалась в Люциане. От единственного воспоминания о беспомощности, которую он мне внушил, на глаза наворачивались слезы.

От безысходности я швырнула подушкой об стену. Это было бессмысленно. Я топталась на месте. Я нуждалась в единственном человеке на свете, который провел бы меня сквозь любой кризис. Мне была нужна моя лучшая подруга. Даже если это значило, что мне предстояло устроить самый масштабный стриптиз своей души.

За окном уже давно опустились сумерки. Половину дня я проспала в лазарете, а вторую посвятила жалости к себе. То и другое – напрасная трата времени!

Не зажигая свет, я выудила первые попавшиеся шмотки и нацепила на себя. Как нельзя кстати мама и Викториус уехали сегодня в город на свой еженедельный шопинг и поход по салонам красоты. Это избавило меня от ненужных объяснений. Я побрела в гостиную. Только там окно выходило на противоположную сторону дома. Лучший выход, если не хочешь быть пойманной какими-нибудь охотниками или гвардейцами.

Побег оказался проще, чем мне представлялось. Хотя люди Элиаса патрулировали и тут тоже, сосредоточены они были исключительно на том, чтобы отразить предполагаемое нападение. Что девушка, которую они должны были стеречь, могла вскарабкаться по водосточному желобу и балконным перилам на крышу, а оттуда через монастырскую стену попасть во двор с фонтанами, навряд ли пришло бы им в голову.

Провернув отчаянный прыжок полубрахиона, я приземлилась на брусчатку и побежала к парковке. Дважды мне приходилось уворачиваться от старшеклассников, а один раз – прятаться от учительницы по рисованию, которая как раз садилась в свой микроавтобус «Фольксваген». И, конечно же, сначала ей потребовалось загрузить туда несколько холстов и баночек с красками – со скоростью улитки.

Ну да, сегодня хотя бы не лил дождь. И даже было еще не особенно холодно. Наверно, я даже зря надела куртку. Разве что миссис Таллин прокопалась бы до наступления зимы…

Спустя целую вечность наконец-то микроавтобус затарахтел на дороге. Через практически опустевшую парковку я понеслась к своей «Тойоте». Так как на беспроводном ключе опять села батарейка, я вынуждена была заводить ее вручную. Далеко не так просто в тени нависающей над моей машиной ивы.

– Тебе сегодня не хватило суматохи?

Я замерла на середине движения и… вздохнула.

«Это было бы слишком хорошо».

Из-за ствола дерева вышел Элиас. Его пиджак был расстегнут, а руки он держал в карманах брюк. Мне не хотелось это признавать, но костюм, который он носил, чтобы быть незаметным, очень ему шел… и производил тем самым обратный эффект. Честно говоря, я задавалась вопросом, почему стайки учениц лицея еще не устраивали паломничества к нашей квартире в надежде быть замеченными им или другими гвардейцами.

– М-да, видимо, у меня адреналиновая зависимость, – пробормотала я, дернув плечом.

Мой небрежный ответ мало впечатлил Элиаса. Он просто рассматривал меня своим типично прагматичным взглядом.

50