Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 25


К оглавлению

25

Моя нервозность возрастала. Я все время несерьезно относилась к этой встрече и тем самым себя переоценила. Сейчас – в окружении бессмертных, которые уведут меня бог знает куда, – моя легкомысленность мне отомстила. Я обхватила себя руками за талию, чтобы унять дрожь в ладонях.

«Помни, малышка, я всегда на расстоянии мысли!»

Голос Люциана как бальзам на душу. Он знал, что я должна была чувствовать, хотя мои стены были подняты так высоко, как никогда прежде. Я незаметно ему кивнула и впитала последние секунды с ним, задержав дыхание, как будто для глубокого погружения под воду. А потом я осталась наедине с праймусами.

Глава 8
Заодно с дьяволом

Порталы – очень практичная штука. С их помощью можно путешествовать когда угодно и почти куда угодно. Как позвонить по телефону, только тут ты сам становился входящим вызовом. Придерживаясь этой логики, портальная башня под лицеем исполняла роль центрального коммутатора. Винтовая лестница, которая разворачивалась вниз по колодцу без конца и края, вела нас мимо бесчисленного множества дверей различных форм и цветов. Здесь внизу было холодно, но мороз по коже у меня был не из-за температуры. Скорее, меня бил озноб из-за молчания праймусов и их явственной силы. Вдобавок к этому в изолированной башне на меня с невероятной ясностью обрушились запахи их энергии. В Хиро все кричало о холодной стали и свежесрубленной древесине. Сильван и Жанна же были окружены запахом сухой земли. При этом у нее он больше напоминал сухую глину, растертую в порошок, который невозможно оттереть с пальцев, а у него – твердую как камень потрескавшуюся степную почву.

Никто из них со мной не заговаривал. Как по пути вниз, так и когда мы отыскали нужную дверь. И когда портал выпустил нас по ту сторону полной темноты.

Я вообще ничего не видела, но уровень шума был за гранью добра и зла. Лучший дип-хаус[8] сотрясал землю. Тяжелый бархатный занавес был раздвинут и открывал мне вид, какой я не смогла бы представить себе и в самых смелых снах. У моих ног простиралась сияющая золотая лестница. Вела она прямо в сердце колышущейся толпы. Там внизу тела извивались, танцуя под пульсирующие басы. Все были одеты в золото. Они отражались в отполированных золотых стенах, пили из золотых бутылок и стаканов, которые им подносили на золотых подносах миловидные девушки, чья кожа была раскрашена в золотой цвет. Даже воздух переливался золотом, потому что танцовщицы гоу-гоу в золотых клетках под потолком подбрасывали золотую пыль.

Насколько в лицее я чувствовала себя в этой одежде расфуфыренной, настолько легко я вписывалась в здешнюю картину.

Я спустилась за Хиро вниз по лестнице. Толпа расступалась перед ним, словно стайка рыб перед акулой. На меня бросали восхищенные и завистливые взгляды, а мне бросилось в глаза, что большая часть публики имела азиатские корни. У золотой перегородки-шнура, охраняемого двумя другими праймусами, он ненадолго остановился. Никто не разговаривал. По крайней мере вслух. Что в определенной степени и так затруднялось грохочущей музыкой. Затем шнур откинули и открыли следующую лестницу. На этот раз она привела нас наверх в галерею. Мы прошли блестящий занавес из тонких золотых нитей и оказались в ВИП-зоне с золотыми креслами и диванами. Тут ко мне повернулись все без исключения – независимо от того, сидели они, танцевали или обнимались. Видеть и быть увиденным – вот такой здесь девиз. Теперь нужно было подняться на еще один этаж выше, на подвешенную на массивных цепях платформу. Там не было ни перил, ни какой-либо другой защиты от падения, и выглядела она почти как гигантская чаша весов. Как только я ступила на платформу, музыка сразу притихла – как по волшебству – на подходящую для разговора громкость.

На величественном золотом диване сидел Бел в окружении группы избранных поклонников. От них у меня не началось покалывания, потому я пришла к выводу, что они были людьми. Или ведьмами.

Хиро кашлянул. Сразу после этого бирюзовые глаза поймали мой взгляд. На лице Бела появилась типичная улыбочка из рекламы зубной пасты и ямочки на щеках. Он встал и пошел ко мне, широко раскинув руки.

– Добро пожаловать в «Мидас», – поприветствовал он. Костюм цвета шампанского великолепно сочетался с его светлыми волосами. – Прекрасно, что ты пришла.

«Мидас?» Немудрено, что обстановка здесь такая… однобокая.

Бел хлопнул в ладоши. Его почитатели мгновенно поднялись и покинули платформу. Теперь я осталась одна с ним и его телохранителями.

– Я бы с удовольствием почтил тебя и твою красоту поцелуем руки, но я давал клятву, – напомнил он мне.

Да, это было частью нашей договоренности. По иронии судьбы это была такая же клятва «без касаний», какую вчера принес Люциан.

– Думаю, я обойдусь без такой чести, – равнодушно пробормотала я.

Бел ухмыльнулся. Его взгляд блуждал по моей фигуре.

– Само собой, потому что об этом я тоже поклялся позаботиться.

Он вытащил бутылку шампанского из золотого ведерка со льдом и наполнил два бокала.

– Как тебе мой клуб? – не без гордости поинтересовался он. Я посмотрела с платформы вниз, на перегруженный золотом, роскошный, полный легкомыслия хаос и решила отказаться от цветастых выражений. В противном случае я бы не продержалась в этот вечер, чтобы меня ни разу не стошнило.

– Он тебе подходит.

Улыбка Бела доказала, что я хотя бы не ходила по тонкому льду. Пока что.

– Пожалуйста, присаживайся, – сказал он, указывая на золотой диван. – Я решил, что тебе будет комфортнее, если в самый первый раз ты не будешь со мной наедине.

В этом он не ошибся. Но все равно здесь было слишком много народу, чтобы привести в исполнение мой план. Не могла же я в битком набитом клубе продемонстрировать ему тикающую бомбу, находящуюся у меня на спине.

– По правде говоря, я надеялась на чуть большую уединенность.

Бел, который собирался поставить шампанское обратно, остановился на середине движения, не дав бутылке скользнуть на горку льда. Он медленно повернулся ко мне. Его глаза насмешливо блестели.

– Ты уже превзошла мои ожидания.

Я подавила навязчивое желание закатить глаза.

– Насколько?

– Когда живешь вечно, мир редко бывает способен тебя удивить, Ариана. Я вижу в тебе определенный потенциал, чтобы это изменить, пусть и временно.

Он протянул мне один из бокалов с шампанским. Я его приняла. Мне не повредило бы чуть-чуть выпить для храбрости.

– Тогда тебе точно понравится то, что я скажу.

* * *

По подвесному мосту я вслед за Белом вошла в лифт, который доставил нас прямо в номер. Он был не так сильно озолочен, как «Мидас», но смотрелся не менее богато. Через панорамное окно метровой высоты открывался сказочный вид на темную реку, делившую надвое огромный мегаполис.

25