Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 20


К оглавлению

20

– Я одарен с рождения.

Одет он был в темную толстовку и жилетку-пуховик. Хорошо подготовился к здешней осенней погоде. И давно он тут притаился, поджидая меня? Я вытерла слезы с лица и воспользовалась возможностью незаметно оглядеться в поисках чего-нибудь, чем я могла бы от него защититься. Бесполезно. Если я не планировала избивать его мешком с древесной стружкой, оставались только ржавые садовые инструменты, висящие на противоположной стене под потолком.

– Собираешься заколоть меня граблями? – полюбопытствовал Тристан. Скрестив руки на груди, он облокотился на одну из газонокосилок.

А я собиралась? Похоже, он был не вооружен и пришел с миром. И, что удивительно, я опять не испытывала перед ним страха. Я перебрала все свои чувства, переворошила свое подсознание, сейф, в котором запирала все нежелательные эмоции… я перевернула всю себя с ног на голову, но там не было страха.

– Ты управляешь моими эмоциями? – подозрительно зашипела на него я.

– С какой стати? Так сложно вообразить, что ты мне доверяешь?

– Да! – выдала я в ответ. Ну, это хотя бы звучало убедительнее, чем я сама чувствовала. Тристан оставался врагом. Тем не менее он никогда мне не врал и не давал повода ему не доверять. «Ааааа! Откуда вообще берутся эти мысли?» Нельзя было забывать, что он сделал с Аароном. Что он сделал со всеми нами.

– Лучше исчезни, пока не пришли охотники.

Он улыбнулся, но не сдвинулся с места.

– Твоя забота обо мне очень трогательна, но я «могу позаботиться о себе сам», – процитировал он мои же слова. Ясно различимые воображаемые кавычки привели меня в бешенство.

– Я о тебе не забочусь, – припечатала его я. – Я просто возвращаю долг.

Его брови иронично взмыли вверх.

– Так как я спас тебе жизнь, ты хочешь теперь спасти мою?

Это не требовало ответа. Я устала от его игр раз и навсегда. Рядом с ним я не могла положиться на свои инстинкты. Даже если он этого не признавал, я была уверена, что он как-то воздействовал на мои чувства. Поэтому я засунула их в самый дальний уголок своего сознания и решила руководствоваться только мозгом. А он утверждал, что мне нужно уносить отсюда ноги. Поднявшись на ноги, я запихнула использованные носовые платки в рюкзак. От внимательного взгляда Тристана это не ускользнуло.

– Тяжелая ночка, м?

Я фыркнула. Даже если Тристан не наблюдал мой приступ, то мой размазанный макияж о многом говорил. Не вспоминая уже о том, что вой сигнализации перебудил вчера половину лицея. Если он до сих пор за мной следил – а я исходила именно из этого, – то должен был знать наверняка.

– По-прежнему сталкер или как?

– Старая привычка, наверно.

– Определенно. – Я направилась к выходу, но Тристан отлепился от газонокосилки и преградил мне дорогу.

– Этот приступ, который у тебя был… всё было совсем плохо?

Его серые глаза нашли мои. В эту минуту я поверила, что увидела в них что-то вроде беспокойства. Я на него не клюнула. Вопреки этому, я сделала мысленную пометку, что впредь Тристана нужно будет держать подальше от той территории. Явно имелась какая-то лазейка… даже для такого экстраординарного случая, каким являлся Тристан. А если нет, Плеяда все равно должна была быть с ним настороже.

– Обыкновенная прогулочка по сравнению с тем, что устроили мне вы с Танатосом, – ответила я. Чем чаще я буду напоминать себе, что Тристан враг, тем лучше.

Он осуждающе цокнул языком.

– А смотрелось далеко не как прогулочка.

Он что, думал, я расплакалась из-за припадка? Если так, то он знал не всё. Хорошо. Возможно, я смогу извлечь из этого какую-то выгоду.

– Это ведьмы устроили?

Он хохотнул:

– Почему ты не задаешь вопрос, который хочешь задать на самом деле?

Не разделяя его веселья, я прищурилась и посмотрела на него. Ну, если он так просил…

– Ты как-то к этому причастен?

– Нет, – выговорил он предельно серьезно. – Нет на оба вопроса.

Его голова дернулась в сторону. Он к чему-то прислушался. И хоть я еще их не слышала, но не сомневалась ни секунды, что приближались охотники.

– Мне нужно идти.

– Тебя никто не держит.

Тристан схватил меня за руку и что-то в нее вложил. Флешка. Наши взгляды встретились.

– Вам надо прекратить пытать Танатоса, – сказал он. – А это вы сделаете, только если получите нужную информацию.

На флешке красовался логотип, который был мне слишком хорошо знаком.

– Ты передаешь мне секретные данные «Омеги»?

– Они мне ни к чему.

– Откуда мне знать, что это не обманка.

Кто-то позвал меня по имени. Я узнала голос Анушки.

– Позаботься о том, чтобы с твоим отцом больше ничего не делали.

Тристан отпустил меня и исчез за кладовкой. Я могла бы последовать за ним, чтобы увидеть, как он проходит и уходит из лицея, но я не питала напрасных иллюзий. Если Тристан не хотел быть замеченным, ни я, ни все охотники планеты его не обнаружат. Через несколько секунд меня окружила моя чертыхающаяся поисковая команда. Взгляд Анушки источал чистый яд.

– Спасибо за ваше понимание, – процедила я и потопала прямиком к себе домой. Моя выносливость на сегодня исчерпана.

Глава 7
Неоплаченные счета

Океан бился о скалы у меня под ногами. Волны откатывались назад и снова атаковали каменные глыбы. Я ощущала запах соленой воды в воздухе и кожей чувствовала ветер. Это в точности отражало мое настроение. Серое небо низко нависло над океаном, пока стихии неумолимо сражались в вечной битве.

Мне понадобилось много времени, чтобы наконец заснуть. Новые, теперь уже не замаскированные независимые печати, которые нарисовал мистер Росси, и торжествующий вид моей матери меня добили. Ну и пусть. Они могли прогнать Люциана из моей комнаты, но не из моих снов.

Темный силуэт дополнил скалистую линию горизонта. Растрепавшиеся волосы развевались вокруг его головы. Он смотрел на меня. Я знала, что он давал мне время. Время, которое было необходимо мне до того, как я смогла бы встретиться с ним. Мне показалось, что прошли часы, прежде чем я пошла навстречу ему. Скалистая тропа требовала от меня быть внимательной. Повсюду острые выступы и глубокие трещины, где собиралась морская пена.

И вот я около него. Зеленые глаза горели, не отрываясь смотря в мои. В них светилась любовь, но в этот раз что-то еще скрывалось в его взгляде. Страдание.

– Ты сегодня устроила настоящий переполох в лицее, – произнес он вместо приветствия. Его улыбка была лишь жалкой копией той, что разбивала мое сердце на части.

20