Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 14


К оглавлению

14

Глава 5
Политика и прочая ложь

– Золотко, ты правда думаешь, что мы можем доверять этому мальчику? Он же едва ли старше тебя.

В крохотной больничной палате, очень похожей на ту, в которой лежал Аарон, толпились посетители. И каждый из них мог слышать настойчивый шепот моей матери – что с суперслухом, что без него.

«Шикарно, мам!»

– У этого мальчика есть имя! – прошипела я в ответ.

Терпеливая улыбка появилась на лице Тоби, пока он продолжал свое магическое обследование над Райаном. Моя мама была не первой, кто его недооценивал, и далеко не самой невежливой.

– Мисс Моррисон, Тобиас очень талантливый колдун. Согласен, он самый юный из известных нам, но тем не менее ни его верность, ни способности не подвергаются сомнениям, – заверил ее мистер Росси. Высокая фигура папы Лиззи виднелась около окна, где он, облокотившись на подоконник, наблюдал, как дождевые капли стекают вниз по стеклу. Как верховный мастер Плеяды он обладал неоспоримым авторитетом. Несмотря на это, мама послала ему свою типичную улыбочку, говорящую: «Ну если вы так думаете», не оставляющую сомнений в том, что она считала по-другому.

– А ведь я знала, что отпускать тебя было плохой затеей, – проговорила она, присаживаясь рядом со мной на застеленную белой простыней койку. Она провела рукой по моим волосам и взяла мою ладонь. Ее показная забота была не только бесполезна, но и неприятна.

– Если вам так будет спокойней, Ариана могла бы остаться под наблюдением в больничном крыле на сегодняшнюю ночь.

Мамино лицо озарилось:

– Замечательное предложение, мистер Росси.

«Ужасное предложение!» Всё, что хотя бы отдаленно было связано с больницами и запахами антисептиков, было мне глубоко противно. Но я знала, что протестовать бессмысленно. После истории с Аароном все предпочитали перестраховаться, чем потом сожалеть.

Уязвленное покашливание привлекло внимание к нескольким креслам с обивкой в цветочек, стоящим в углу. Викториус – одетый, как обычно, безупречно и импозантно – барабанил пальцами по спинке своего кресла.

– Я, конечно, никого не упрекаю, но на подобное покушение и следовало рассчитывать. – Голубые, навыкате, глазки стареющей райской птицы обвиняюще стрельнули в Райана. Но не дав последнему начать оправдываться, его перебил мистер Росси.

– Поиск виноватых нам не поможет. Мы извлекли свой урок и можем только порадоваться, что Люциан оказался там.

Люциан, оккупировавший соседнее кресло в цветочек, кивнул, принимая благодарность верховного мастера. К этому моменту он уже надел темную рубашку и вел себя на удивление спокойно. Мама же, напротив, чуть не сломала мне пальцы. Ее хорошее воспитание, безусловно, требовало от нее поблагодарить Люциана. Но злость на него перевесила, поэтому она предпочла раздавить мне ладонь. Я не реагировала. После того, что было прошлой ночью, я бы назвала чудом, что она не бросилась к Папе Римскому с воплем: «Моей дочери требуется экзорцист».

– Тоби, ты сможешь выяснить, что заставило ведьм объединиться? – спросил Люциан. При звуке его голоса губы моей матери вытянулись в тоненькую струнку. Я знала, что ей пришлось собрать все свои силы, чтобы не вцепиться ему в глотку.

– Конечно. – Колдун похлопал Райана по плечу, давая понять, что с тем все в порядке. – Подергаю за пару ниточек, хотя я уже сейчас могу предположить, что ответ кроется в Ари. Новости, что Изара больше не простая легенда, скорее всего, их напугали.

– За последние столетия ведьмам много чего угрожало, и тем не менее им никогда не удавалось сплотиться против врагов, – холодно возразил Люциан.

– Считаешь, кто-то поспособствовал?

– Конечно. И если бы мы спорили, этот Бенедикт Блэк оказался бы на самом верху в моем списке подозреваемых.

– А я бы не удивился, – проворчал Райан. – У одного из ведьмаков был при себе черный ациам. Да тут прямо-таки напрашивается связь с «Омегой».

«Я не думаю, что он как-то с этим связан», – хотела сказать я, но не позволила этим словам сорваться с моих губ. Как мне им это объяснить? Если выяснится, что Тристан жив и стал новым шефом корпорации «Омега», они наверняка сразу начнут подозревать его. Да, он меня предупредил и спас мне жизнь, но снимало ли с него это все подозрения? Естественно, нет. Так или иначе я бы выглядела доверчивой тупицей. Никакая сила не заставила бы меня наивно встать на сторону Тристана.

– Разузнай всё, что сможешь, Тобиас! – велел мистер Росси. – Время уходит. А сложившаяся ситуация напоминает дипломатический кошмар.

– Как все прошло с Лигой? – поинтересовался Райан, задав вопрос, ответ на который волновал всех собравшихся в комнате. Верховный мастер Плеяды вздохнул:

– Они не сильно обрадовались спонтанному уходу Люциана, но в этом отношении у меня получилось сгладить углы. Мы получили семьдесят два часа, чтобы уладить все недоразумения, и опросы возобновятся.

– И что же они хотят за это получить? – Викториус был невысокого мнения о Лиге и давал это понять по своему тону. Отец Лиззи сделал глубокий вдох.

– Они хотят Харриса.

– Но Харрис человек и относится к нашей…

– Я в курсе, Райан, – нетерпеливо оборвал его мистер Росси. – И Лига тоже. Однако Харрис обладает информацией, которая им срочно необходима. Черные ациамы представляют собой невиданную прежде опасность для мира праймусов. Только на этой неделе зарегистрировано восемнадцать доказанных случаев убийств, совершенных этими черными кинжалами. Еще сорок девять праймусов пропали. – Целая стопка папок, в которой он рылся до этого момента, была разбросана по столу.

Воцарилось молчание. Мы опасались, что разработанные «Омегой» клинки быстро распространятся, ведь они наделяли своих владельцев способностями, которыми раньше обладали лишь брахионы: убивать праймусов. Но озвученные цифры шокировали. Пока Люциан без особого интереса пролистывал дела, мистер Росси изможденно потер лицо.

– А что касается юрисдикции, я не намерен создавать прецедент – ни в случае Харриса, ни в случае Арианы. Именно этим я и объяснил Совету их отсутствие на допросах в Патрии.

– И они это проглотили? – усмехнулся Викториус.

– Не совсем, – разочарованно ответил папа Лиззи. – Эти семьдесят два часа также даны мне на раздумья, готов ли я ради девочки рискнуть союзом с Лигой.

Мама возмущенно фыркнула и приготовилась громогласно возмущаться. Мистер Росси, похоже, это заметил и поспешил вмешаться:

– Мнения об Ариане разнятся. Хоть все и признают ее помощь при раскрытии заговора, зато спорят о самом факте ее существования. Как человек она не имеет отношения к Лиге, но как брахион-полукровка является преступлением против Канона и угрозой миру праймусов, а как Изара стала бы идеальным оружием. Слава богу, лишь немногие требуют ее казни. Большинство хочет склонить ее отдать душу праймусу или заставить работать на Лигу.

14