Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 107


К оглавлению

107

– Почему?

Ответа не последовало. Вместо этого меня захлестнула волна отчаяния и печали. Одиночество. Бесконечное одиночество. На глаза навернулись слезы. Ради меня Тристан пожертвовал единственным человеком, который был ему действительно дорог. Он бы сделал всё для Танатоса. Всё… и всё же…

Тянулись минуты. А может, и часы, но я вдруг дернулась от неожиданного грохота и криков с разных сторон. Я рывком подняла голову. Тристан исчез. Возможно, он и был тут только в моей фантазии, но сейчас это было не главное. С ациамом наготове я ломанулась в гостиную и… споткнулась в замешательстве при виде сцены, которая передо мной развернулась.

Моя мама мирно посапывала в нашем большом кресле. Перед ней стоял Бел с почерневшими глазами. Его рука крепко вцепилась в глотку Райана. Ноги татуированного охотника болтались в нескольких сантиметрах над полом. Тоби закрывал собой Лиззи. Его глаза горели зеленым пламенем. Гидеон и Аарон наставили на праймуса свои ациамы, а Викториус, дико размахивая руками, пытался разрядить ситуацию.

– Я тебе не приятель, – с холодной надменностью пояснил Бел хрипящему Райану. – И если ты еще хоть раз до меня дотронешься, я переломаю каждую косточку в твоем теле.

– Отпусти его! – прорычал Гидеон.

Бел краем глаза взглянул на брата Лиззи и самодовольно улыбнулся:

– Ты серьезно ничему не научился за нашу прошлую встречу?

– А ну-ка хватит! – заорала я и вклинилась между двух фронтов.

Бел прищурился. На какой-то миг я подумала, что он не обратит на меня внимания. Но потом Райан рухнул на пол. Он жадно глотал воздух. Слегка посиневшая кожа на его лице снова возвращала свой нормальный цвет.

– Что это было? – напустилась я на Бела.

Праймус повел плечами:

– Я только прояснил свою точку зрения.

– И в чем же она заключается?

Темнота ушла из его глаз. Тем не менее его взгляд не потерял ни капли жесткости. Он встал прямо передо мной.

– Ради тебя я не убил этих охотников. Включая сегодня, это уже девятый раз. Я считал, – сказал он с опасной рассудительностью. – Можешь считать мой долг выплаченным.

Я сглотнула и кивнула. Бел не шутил. Он не преувеличивал и не бросался пустыми словами.

– Но ты должна мне еще одно свидание, – продолжил он. – Как насчет того, если ты придешь ко мне в винодельню в…

Внезапно я содрогнулась всем телом. Я видела, что Бел продолжал говорить, но уже его не слышала. Меня как будто сбросили с крыши небоскреба. Свободное падение. Ледяные мурашки побежали по всем частям тела. Адреналин затопил сознание.

– Что случилось? – воскликнул кто-то и затряс меня. Ответа у меня не было. Боль медленно и мучительно разворачивалась у меня внутри, у нее не было ни начала, ни конца. Светящиеся пальцы сомкнулись у меня на сердце и разрывали его, кусочек за кусочком. Я хватала ртом воздух – второй раз, третий… с каждым вдохом давление на мою грудную клетку лишь возрастало. Горло горело. По лицу лились слезы. Всё, что меня окружало, растворилось за густой серой дымкой. Напряженный взгляд Бела, кудрявая голова Лиззи и обеспокоенное лицо Гидеона. Одним махом все лишилось смысла.

Это была разрушительная, отнимающая жизнь боль, не сравнимая ни с чем, что я когда-либо пережила. Она была не из-за ранения, не являлась биологическом сигналом о критическом состоянии… это было предсмертное страдание. Капитуляция перед невыносимым. Я выкрикнула свою боль и упала на колени.

– Что с ней не так? – пропищала Лиззи.

– Проклятье, – выругался Бел. – Думаю, я знаю. – Я почувствовала, как сильные руки разорвали ткань формы у меня на спине. Те же руки нерешительно провели по моей обнаженной коже.

– Знак Люциана… – с тревогой проговорил он, – он исчез.

В это мгновение мир перестал вращаться, а мое сердце раскололось надвое.

Благодарности

Прежде всего я искренне благодарю вас, мои дорогие читатели. Не важно, относитесь ли вы к тому спокойному типу людей, которые мечтают в тишине, или к тем, кто с помощью писем, онлайн-комментариев, рецензий или записях в блогах делится своей страстью к чтению со мной и со всем миром.

Это вы дали мне возможность продолжать писать историю Ари и Люциана. И дело тут не просто в продажах и оценках, а в вашей поддержке, ваших мотивирующих откликах и вдохновении, которые вы мне подарили.

Кроме того, я благодарна своему редактору Соне Хартл, которая в кратчайшие сроки сделала невозможное возможным, и Каролин Липинс за божественную обложку. Также я, конечно же, говорю спасибо всей команде издательства «Thienemann-Esslinger», состоящей из ярких, очень заботливых и квалифицированных людей. Особенно хочется выделить потрясающую Франциску Бройнинг, которая всегда была готова выслушать и находила ответы на все мои опасения, желания и нужды. Ты невероятная женщина, Франци!

Однако «Тихий омут» в этот раз был не только названием, но и своего рода программой. Времени было мало, и мне приходилось прятаться в тихих комнатках, чтобы, несмотря на мои режиссерские проекты, вовремя дописать второй том. Четыре человека заботились о том, чтобы за это время я не потеряла не только контроль над ситуацией, но и рассудок.

Во-первых, это замечательная Верена Шульце, которая, сидя на своем любимом месте для чтения, выискивала и находила слабые места в моей рукописи.

Далее, естественно, обе мои героические сестры по духу Мелли и Фло: каждая глава во всех версиях прошла через их руки. Вы были моими советчицами, критиками, фанатками, надзирательницами, акушерками и духовными наставницами одновременно. Без вас не было бы ни «Изары», ни меня, за что я от всей души вас благодарю.

И последнему, но не менее важному, я хотела бы выразить свою благодарность и любовь моему спутнику по жизни – Робу, который – раз за разом и в конце концов даже на целых семь недель подряд – сдавал меня напрокат моему ноутбуку, а затем принял-таки меня обратно (даже не потребовав проценты).

107