Тихий омут - Юлия Диппель - Страница 105


К оглавлению

105

– Но я у Ари в долгу, и это меньшее, что я могу для нее сделать. – Колдун завершил заклинание и радостно мне подмигнул.

– Теперь попробуй еще раз, – велел Люциан Райану. Тот снова пощелкал у меня над ухом. Я вздрогнула. Это реально действовало на нервы, но было не убийственно громко.

Люциан широко улыбнулся:

– Работает.

– Ты меня больше не прикрываешь? – удивленно спросила я, а он довольно это подтвердил.

Я с благоговением провела пальцами по подарку Тоби. Искорки уже превратились в настоящую кожу и серебро.

– Спасибо огромное! – растроганно выдохнула я.

– Теперь по сравнению с тобой, ведьмак, мы выглядим никчемными, – пробубнил Аарон и укоризненно сложил руки на груди.

Тоби дерзко ухмыльнулся ему в ответ, после чего его рука обняла Лиззи за талию и притянула ее к нему. Я улыбнулась. Из них двоих получилась прекрасная пара.

– А вот и моя любимая неугомонная банда! – Раздавшийся вдруг жеманный голос услышала, наверно, половина лицея. По гравийной дорожке к нам бежал Викториус. На нем было пальто шоколадного цвета и подходящая к нему меховая шапка. – Мне бы очень не хотелось мешать вам праздновать победу или осуждать ваш неудачный выбор места для этого, но я вынужден ненадолго похитить мышонка Ари.

Он уже схватил меня за руку, когда его грубо остановил голос Люциана:

– Зачем?

Викториус испуганно замер. Он медленно и аккуратно отпустил мою руку и старательно разулыбался перед своим новым хозяином.

– Эмм… я… у Ари…

Нужно отдать ему должное, Викториус меня не выдавал, хотя и был верен Люциану. Я с любопытством потянула его за рукав.

– Тебе удалось?

– Что за вопрос, солнышко, – ответил Викториус и состроил обиженную мину.

– Где?

– Дома.

– О чем вы говорите? – У Люциана было такое сердитое выражение лица, что его отмеченному стало некомфортно. Пора было спасать Викториуса, и я взяла Люциана за руку. Тут же вернулось это электрическое покалывание, приводящее меня в восторг.

«Пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать».

– А что, если я приглашу вас всех, детишки, на чашку горячего шоколада с куском моего домашнего пирога? – приглашающе махнул рукой Викториус. – Или на таком холоде вы тут все подхватите простуду.

– Шикарная идея, – объявил Райан, который прекратил слушать дальше еще на слове «пирог». Мне бы предостеречь друзей об общественно опасном пекарском опыте Викториуса, но человечек в меховой шапке предоставлял мне прекрасное алиби.

«Мне начинать беспокоиться?» – поинтересовался Люциан, когда мы все отправились ко мне домой.

«Только по поводу пирога Викториуса», – хмыкнула я. Мой день просто не мог закончиться лучше. Впервые все было так, как должно было быть.

Глава 29
От чистого сердца

Дома Викториус препроводил моих друзей в гостиную и захлопотал вокруг них, как заботливая домохозяйка.

– Загляни-ка быстренько в свою комнату, моя маленькая коричная звездочка, – проворковал он мне. Я звонко чмокнула его в гладко выбритую щеку и посмеялась над румянцем, который выступил на лице у Викториуса. Затем я потянула Люциана с собой в мою комнату. А там сюрприз ожидал не только Люциана.

Облокотившись на мой стол и скрестив руки, нас ждал Элиас. Его взгляд сразу упал на наши переплетенные пальцы. Люциан захлопнул дверь и встал, закрыв меня собой.

– Ты здесь по официальному заданию? – сухо спросил он.

Элиас фыркнул.

– А тебя это когда-нибудь интересовало?

Люциан ответил с кривой усмешкой:

– Не припомню…

Братья рассмеялись. Возможно, телепатически даже обменялись парой слов. Я почувствовала, как расслабился Люциан, и рискнула наконец выйти из-за его спины. Мой недавний энтузиазм сменился муками совести.

В своем письме я практически нападала на Элиаса. И я не имела ни малейшего понятия, обижался ли он на меня теперь.

Его глаза с золотистыми крапинками нашли меня и сузились.

– Амнистия для всех, кто тебе помогал, м?

Я пожала плечами, насколько это позволяла моя травма. Само собой, это не укрылось от острого взгляда командира гвардии.

– Тебе нужно быстро вернуться в хорошую форму. Нечто подобное отец ни за что не оставит в покое.

– Кто-нибудь, в конце концов, поведает мне, что тут происходит? – Люциан взволнованно переводил взгляд с меня на старшего брата. Похоже, ему категорически не нравилось, что у нас были от него тайны. Особенно если они касались его отца. Вздохнув, Элиас отошел от стола и приблизился к нам.

– Никогда бы ни подумал, что такое возможно, но твоя девушка еще более сумасшедшая, чем ты, – выдал он, похлопав младшего брата по плечу. – Держи ее крепко и больше никогда не отпускай.

– И не собирался, – серьезно ответил Люциан.

Элиас задумчиво кивнул, подмигнул мне и вышел из комнаты.

– Надеюсь, что мы не очень скоро встретимся, – крикнул он, пока за ним не закрылась дверь.

В тот же момент Люциан застыл. Его растерянный взгляд остановился на черной каменной урне, стоящей на моем письменном столе, которую до этого было не видно за Элиасом. Раньше я ни разу не видела, чтобы он находился в таком шоке и не находил слов. Происходящее казалось мне настолько странным, что я уже подумала, что сделала что-то не так. Я неловко дотронулась до него.

– Сюрприз…

Его брови медленно поползли наверх. На лице появилась улыбка и становилась все ярче. Он, не веря, замотал головой.

– Ты подбила командира гвардии на воровство?

– Не совсем. – Я быстрыми шагами подошла к столу и осторожно подняла каменную урну с ее ценным содержимым. – Строго говоря, я заставила Викториуса его на это подбить.

Они оба оказались для этого идеальными кандидатами. У Элиаса был неограниченный доступ во владения Анку, а у Викториуса – необходимая криминальная жилка. Дополненный моими сведениями о местонахождении хранилища с сердцем Люциана и подходящим отвлечением – как, например, вызов на Тихий омут – план не имел шансов на провал.

Люциан смотрел на меня с урной в руках и начал хохотать. Я еще прежде не видела его таким счастливым и свободным. С него будто слетели все тени. Он шагнул ко мне. Мои глаза отражались в его глазах.

– Ты и правда достойна преклонения, Ари.

Я смущенно закусила губу. Мне нужно было что-то сделать, чтобы избежать этой неловкости. Я протянула ему урну, как букет цветов.

– Лучше спрячь ее там, где никто не найдет. Может, ты создашь себе что-то наподобие катакомб, в которые, кроме тебя, никто не сможет попасть, или что-то типа того?

105