Игры чудовищ - Тимур Рымжанов - Страница 52


К оглавлению

52

Большим преимуществом в нашем поиске было то, что Скраджхолл стал очень уютным местом. В любое время и в любой момент мы могли туда вернуться, как в гостиницу. Другие игроки такой привилегии не имели. Те скраджи, которые приносили нам вино и сласти, подавали халат, когда мы выходили из воды, и смешивали коктейли, с не меньшим остервенением будут кидаться с оружием в руках на всех, кто даже попытается войти в их владения.

Дальше не было гостиниц, приютов и даже кемпингов. Ночлег приходилось искать, где попало, впрочем, как и еду. Были места, где можно было пополнить свои запасы, но это было не просто. Мы же всегда могли вернуться, отсидеться, зализать раны и возобновить попытку.


Утром, на шестой день после того, как я в порыве ярости срубил несколько десятков буйных голов, мы отправились в путь. Лошадей в замке не оказалось, а иметь дела с кочевниками было небезопасно, да и противно. Поэтому, оседлав трех больших медведей, отарков, мы в полном вооружении отправились к началу десятого уровня.

В замке нам открыли просто несметные кладовые. Оружие и доспехи, которые хранились там, были такого отменного качества, что, не будь они современными, легко бы заняли место в каком-нибудь музее. Как и вся остальная амуниция для игры, грубое на вид железо было снабжено скрытыми датчиками и еще бог знает какой электроникой. Легкую одежду с трубками, содержащими в себе все ту же липкую красную жидкость, так наглядно заменяющую кровь, мы тоже сменили. Сложнее всего было подобрать снаряжение для Сережки. Для своего возраста он был мелковат, а детского вооружения как такового просто не существовало. Вот и приходилось собирать, что попало. От большого меча Сережка отказываться не хотел. Полностью игнорируя щит, он наивно полагал, что сможет орудовать мечом обеими руками. Прежде у него это получалось, мальчишка остервенело мог колотить силиконовых кукол, но если дело дойдет до поединка с живым человеком, я почему-то думал, что он струхнет и не сможет ударить уверенно.

Уезжать из замка мальчишка не хотел, ему нравилось быть принцем среди монстров, эта игра его увлекала. Но и оставаться одному тоже было обидно. После долгих раздумий он все-таки решился продолжить путь в нашей команде.

В отличие от лошадей, отарки шли гораздо мягче и намного медленней. Словно маленькие тракторы, они гудели своей гидравликой и моторами, преодолевая довольно большие расстояния. Если шагать с ними рядом, их можно было даже обогнать, но исходя из принципа, «лучше плохо ехать, чем хорошо идти», мы все же предпочитали не покидать свои седла.

За время, проведенное в игре, я многое смог узнать о владении холодным оружием. Мне стало ясно, что без долгих и усиленных тренировок успеха добиться невозможно. Но и талант здесь играл немаловажную роль. Мои практические навыки были еще далеки от совершенства, да что уж там говорить, я даже не дотягивал до среднего уровня. Я смог разобраться в том, какие требования предъявляет оружие к своему владельцу. Как правильно подобрать одежду, доспехи, чтобы в самый ответственный момент не запутаться в собственной кольчуге или не споткнуться из-за того, что каблуки сапог слишком высоки. На самом деле сапоги не самая удобная обувь. Есть множество вариантов, но именно высокое голенище обуви создаст массу неудобств, когда тебе приходится приседать, пролезать под камнями, уклоняться от ударов, а иногда и быстро бегать. Исходя из этого, последний мой выбор пал на невысокие, легкие мокасины, вовсе без каблука. Это в значительной степени изменило мою походку. Если прежде она была немного жестковата и размашиста, то теперь я словно бы крался. Движения сами собой стали плавными и осторожными.

Девятый уровень заканчивался еще одним мостом через реку, которая огибала все холмистое взгорье по периметру и текла дальше за границу комплекса. Этот мост был чрезвычайно ветхий. Опасный даже на вид, он в любом случае не выдержал бы отарков. Подвешенный на двух железных тросах, мост в некоторых местах просто развалился, часть досок перекрытия отсутствовала, а веревки, скрепляющие всю эту конструкцию, расплетались и висели лохмотьями, болтающимися на ветру.

На том берегу был виден глинобитный домик, с виду пустой и заброшенный. Вокруг только степь и редкие деревья вдоль обрыва.

Медведей мы бросили. Часа два потратили на то, чтобы перебраться на другой берег. Немного передохнули и продолжили путь.

Еле заметная тропинка петляла среди холмов. Каменистые склоны, пустые и безжизненные, навевали какую-то тревогу.

Наконец перед нами оказался огромный вход в пещеру, над которым красовалась яркая надпись, не отличающаяся особой оригинальностью, — «Добро пожаловать в Ад».

И внизу маленькая бронзовая табличка с цифрой одиннадцать.

— Что-то я не понимаю, а где же десятый уровень? — спросила Ира, сбрасывая с плеча тяжелый рюкзак, — Мы что-то пропустили?

— Стах говорил, что уровни часто переделываются, — вмешался Сережка. — Может быть, раньше это был десятый?

Я задумался, попробовал восстановить в памяти еще раз весь пройденный маршрут, но тоже остался в полном недоумении.

— Может быть, все к лучшему. Коль скоро все так, как здесь указано, то мы на один уровень ближе к главному призу, так что не вижу причин беспокоиться.

— Правду сказать, я бы не рискнула идти через центральный вход. Все как-то очень уж просто, даже не верится.

— Я знаю, что могло произойти, — сказала Ира. — Отарки провели нас мимо десятого уровня по приказу Стаха.

— Звучит логично. Я думаю, он вполне расплатился с нами за свою корону.

— Может быть, это его маленький подарок?

— Или очередная каверза. В любом случае предлагаю идти в пещеру. Финал уже близко. Я просто чувствую это.

Часть четвертая Плата по счетам

— Что честь твоя?

— Мой меч.

— Что доблесть твоя?

— Мой щит.

— Где меч твой?

— В сердце моем.

— Где щит твой?

— В сердце моем.

— Что в сердце твоем?

— Любовь.

Геометрически ровное пространство подземелья удивительным образом перемежалось с изяществом резных кружев, украшающих поверхность огромных каменных плит. Не знаю, что это было прежде — заброшенный военный бункер или старая соляная шахта, каменоломня — не важно. Главное, что благодаря мастерству художников и архитекторов это превратилось в сказочный мир, который окутывал нас своим влажным сумраком.

— Не слишком ли роскошно для некрополя? — Ира присела на широкую мраморную скамью, расслабляя широкий пояс. — Может, это просто красивое название?

— Не знаю, мне всегда казалось, что некрополь и должен быть таким роскошным, помпезным.

— А ты чего такой грустный? Ты здоров?

— Устал я что-то. Два часа как идиоты топтались у ворот, все гадали, как их открыть, а там всего-то петли тугие. Не понимаю.

52