Прелестная беглянка - Робин Грейди - Страница 28


К оглавлению

28

Глава 12

Бейли проснулась оттого, что кто-то нежно щекотал ее за ухом. Она улыбнулась, потянулась, вздохнула и, перевернувшись на бок, вспомнила, где она и с кем. В Париже. С мужчиной.

Матео поцеловал ее в нос, в щеку.

— Ты так крепко спала…

От этого хрипловатого по утрам голоса в ней снова проснулось желание, которое отражалось в потемневших, устремленных на нее глазах. Обхватив Матео за шею, она прижалась к его губам, чувствуя, как рука Матео отправляется в путешествие по ее телу. Еще через несколько секунд учащенный стук сердца начал отдаваться у нее в ушах.

В памяти Бейли не сохранилось почти ничего из поездки в отель на такси. Не помнила она и того, как добралась до номера. Единственное, что она чувствовала в эту минуту, было ощущение безопасности и уюта. Да, Бейли вспомнила, о чем они говорили накануне, — что на сегодняшний день она целиком отдавалась во власть его рук.

Неохотно оторвавшись от губ Бейли, Матео прошептал:

— Наверное, пора вставать.

Бейли со стоном протерла усталые глаза:

— Который час?

— Самый подходящий, чтобы снова увидеть Париж.

Бейли не хотелось вылезать из кровати. Сегодня она предпочла бы провести в ней весь день с Матео! Но это был их последний день во Франции, а когда она сюда еще вернется — неизвестно. Поэтому Бейли заставила себя выбраться из постели, принять душ и одеться. Свежий воздух взбодрил ее, и скоро она снова позабыла об усталости, знакомясь с многочисленными достопримечательностями Парижа.

Не надеясь на свою память, Бейли не раз просила Матео не забывать делать фотографии.

— Проголодалась? — спросил у нее Матео, после того как они встретили закат солнца над Парижем на Эйфелевой башне.

— Жутко, — призналась Бейли. Глаза у нее загорелись. — Что у тебя на уме?

— Кое-что особенное.

— Где это?

— Здесь.

Оказалось, что Матео заказал для них столик в одном из лучших ресторанов города на втором этаже Эйфелевой башни. Еда была великолепной, вид из окна — потрясающий.

Матео взял руку Бейли и переплел свои пальцы с ее. Играя с брелоками на ее браслете, он с улыбкой спросил:

— Ну как тебе наш день? Понравился?

— Не то слово. Все было непередаваемо чудесно.

Матео вдруг нахмурился и опустил глаза:

— Похоже, застежка у браслета износилась — очень уж легко двигается. Может, стоит поменять ее?

Бейли с беспокойством осмотрела браслет. Убедившись, что все брелоки на месте, она облегченно выдохнула и произнесла:

— Ну да, может быть — я ведь столько времени ношу браслет не снимая. Я не могу его потерять — за столько лет он стал словно частью меня.

— Тогда не будем откладывать замену застежки в долгий ящик. Займемся этим завтра же.

— Когда вернемся в Австралию, — поправила его Бейли.

— Как скажешь. — Матео перебрал брелоки. — Ты что-нибудь добавила сама?

— Нет, пока не решилась. Если решусь, то это должно быть что-нибудь особенное. А у тебя есть что-то памятное? — внезапно спросила она. — Ты помнишь свое детство?

Матео слегка нахмурился. Подумав, он покачал головой:

— Да нет, почти ничего. Если не считать тот день, когда Эрнесто приехал забрать меня с собой. Это было поздней весной, и все дети играли на улице. Он подозвал меня. Мы встали под тем дубом во дворе, и он сказал: «Матео, если ты хочешь стать мне сыном, я буду рад стать тебе отцом». — Матео сглотнул, так как в горле у него встал ком при этом воспоминании, перевернувшем и определившем всю его жизнь.

Бейли медленно кивнула.

— Людям необходимы воспоминания, особенно счастливые. Я наслаждалась каждым мигом, проведенным здесь, с тобой, — призналась она. — Это счастливые воспоминания на всю жизнь.

Матео слегка улыбнулся и поцеловал ее запястье:

— Думаю, я тоже.

Они вышли из ресторана с намерением еще побродить по городу, но на улице похолодало. Бейли крепилась и старалась не выдать, что она замерзла, — ей так хотелось продлить этот день! — но Матео это все-таки заметил.

— Поехали в отель, — сказал он, еще крепче прижимая ее к себе.

— Давай еще немного погуляем?

— Ты же замерзла!

— Ну и что? — Бейли тряхнула головой, стиснув зубы, чтобы они не стучали.

— Мы всегда можем вернуться обратно.

Бейли пытливо взглянула ему в лицо:

— Ты имеешь в виду сюда, во Францию?

— Ну да.

Бейли кивнула, не зная, что сказать и как понимать слова Матео. Более того, хочет ли она продолжения их отношений, если вдруг Матео имеет в виду именно это? Да, они вместе делили одну постель, наслаждались обществом друг друга, но…

— Мне бы хотелось приехать сюда еще раз, — услышала она свой голос, как будто кто-то заставил ее это произнести.

Глава 13

Ночью Матео занимался любовью с Бейли, чувствуя себя, как никогда, уверенным и довольным, не переставая восхищаться гладкостью ее кожи, плавными изгибами ее тела, ее отзывчивостью и страстностью. Глупо было обманывать себя — с каждым днем, с каждым вместе проведенным с Бейли часом он привязывался к ней все сильнее, и мысль о том, что однажды им придется расстаться, была неприятной, даже болезненной. Но ведь он, как и Бейли, учитывая тот неприятный случай, произошедший с ней в Италии, не хочет связывать себя более прочными узами, разве нет?

В день отъезда из Парижа они совершили речную прогулку по городу. Матео задумал еще кое-что, но для Бейли это должно было стать сюрпризом.

— Что, пора отправляться в отель и собирать вещи? — спросила Бейли, и по ее лицу было ясно, что ей не хочется этого делать.

— Мне сначала нужно кое-куда заглянуть.

— Хочешь купить сувенир? — предположила Бейли.

— Можно сказать и так.

Матео остановил такси. Когда Бейли услышала, куда они направляются, у нее перехватило дыхание.

— Мне показалось, что будет неправильно, если мы уедем из Парижа, не посетив Оперный театр. Я купил билеты.

Бейли засмеялась от восторга.

— Заодно я сравню твою лестницу с оригиналом, — пошутила она.

— Само собой, — усмехнулся Матео.


После балета — Бейли была им очарована — они вышли из театра. Матео посмотрел на часы.

— У нас есть еще немного времени до отъезда в аэропорт, — заметил он. — Чем займемся?

— Как насчет сувенира? — предложила Бейли.

— Для кого?

28