Практика - Наталья Самсонова - Страница 86


К оглавлению

86

— В точку, — я даже палец воздела. И, не выдержав, полезла к Верену обниматься. Мне и правда было страшно от того, что он не согласится с нашим решением.

И не мне одной, так что наш хрупкий алхимик только попискивал оказавшись на дне «кучи малы». Вдоволь набесившись и насмеявшись мы устроились на полу, среди сваленных подушек и нескольких пледов. И Лий первым поднял тему, о которой и я хотела поговорить:

— А вам не кажется, что таскаться по маршруту и собирать информацию и без нас есть кому? Кому мы были нужны? Ведь все прошло под эгидой «даешь некромантию в массы! Не хватает специалистов!». И вот они мы, все из себя специалисты...

— Они не знают, что с нами делать? — предположил Вьюга.

— Или сокращение срока нашего обучения было демонстрацией силы, — предположила Кариса. — Высокая политика она такая.

— Или пока что в вас не было нужды, — фыркнул Верен и понизил градус подозрительности. — Некромантия окружена ореолом тайны. И никто не будет дергать малопонятных магов с сомнительными моральными ориентирами из-за ерунды.

— За сомнительные моральные ориентиры отдельное спасибо, — рассмеялся Лий.

Еще немного посидев мы разошлись — завтрашний ранний подъем еще никто не отменял.

Глава 6

Верен оказался прав — спустя долгих две недели нас вызвали на ковер к почти высочайшему начальству. Почти, это потому что вызвал нас господин Хорат, заместитель моей красноплательной родственницы. А я уж было порадовалась, что мы расстались навсегда.

За прошедшие две недели мне удалось вытрясти из госпожи Грей всю историю. Троица оборотней поплатилась не только шерстью, но и магией. Диана хотела проклясть их импотенцией, но это слишком явно указало бы на нее и ее сестру. Да и искали бы куда активней — у всех троих еще не было наследников. А так, из-за врачебной ошибки, все трое лишились изрядного куска магических сил — во время спонтанного превращения часть каналов проводящих магию выгорела, чтобы сохранить им жизнь. Если бы в этом обвинили Лигура — я бы сдала Диану. О чем ей и сказала. Но нам всем повезло, мой друг-целитель вовремя внял предупреждению и взял официальный отгул на несколько дней, передав пациентов на попечение своего давнего недруга. Которого от гнева общины оборотней отмазал глава отделения. Просто идеальное преступление. Диана и ее сестра уехали в Гранполис, город в котором в принципе нет оборотней.

Размышляя таким образом я плелась в хвосте нашей чрезвычайно «воодушевленной» компании. За две недели рутины мы привыкли использовать магию только дома. Пока что найденные для нас учителя не могли прибыть в город, но Рой получал и пересылал нам задания. Мы же их выполняли и отсылали своему бывшему декану. Что мне напоминало земное удаленное образование. Так что, никто из нас не был бы против продолжать жить в том же духе.

Кабинет господина Хората располагался в центральном здании Департамента, на втором этаже. Просторный и светлый, он был разделен на две зоны — уединенно-рабочую и для принятия посетителей. Нас усадили за овальный стол во второй части кабинета. Сам господин Хорат встал перед широким, полупрозрачным полотном.

— Господа стажеры, — вместо приветствия произнес заместитель главы Департамента Безопасности.

Мы вразнобой поздоровались и, чинно сложив перед собой руки, уставились на Хората.

— Как вам должно быть известно, мастер некромант работавший на Департамент решил покинуть место работы, — с легким оттенком недовольства произнес господин Хорат. — Некромантия больше не является запрещенной наукой и он решил попробовать себя в преподавании. Его напарник погиб несколько месяцев назад. Сейчас вы будете работать под началом мастера Авиуса.

М-м-м, и для сообщения таких новостей нужен аж целый заместитель главы Департамента?

— Сейчас вы дадите кровные клятвы, — спокойно и деловито произнес господин Хорат, — после чего мы сможем препроводить вас в подвал.

— Господин Хорат, все необходимые по уставу и регламенту клятвы мы дали в момент устройства на работу, — уверенно произнесла я. — Точно так же как и подписали трехгодичное обязательство о неразглашении сведений с последействием в десять лет. Что значит: три года работы и десять лет после мы обязуемся хранить тайны департамента Безопасности.

— Это следующий уровень допуска, стажер фон Сгольц. Сейчас у вас первый уровень, самый низкий. Самым высоким обладает глава Департамента госпожа Тайланна Данкварт, ее уровень — восьмой.

— В отсутствии главы своего рода я отказываюсь давать клятвы. А так как род фон Сгольц покровительствует нашему молодому клану — я налагаю запрет на клятвы Дара Вьюги, Карисы ди-Овар и Лия ни-Сэя.

— Я призову милорда фон Сгольц сюда, и мне будет крайне любопытно — что он вам скажет, учитывая всю обыденность процедуры, — усмехнулся Хорат.

Господин Хорат явно имел возможность связаться с легендарным, причем на прямую — мы не успели допить принесенный тихой секретаршей кофе как предок вошел в кабинет. Без стука и босиком. Он явно бравировал тем, что его выдернули из постели: мягкие брюки, босые ступни и распахнутая рубашка.

— Я уж думал кто-то умирает, — усмехнулся Кигнус. — Что тут у тебя?

— У меня твоя кровь бунтует, — зеркально ухмыльнулся Хорат. — Повышение уровня вовлеченности во внутренние дела Департамента подразумевает кровные клятвы. Но стажер фон Сгольц отказалась давать их без твоего одобрения.

— И правильно, — уверенно бросил легендарный, — мало ли что бы ты ввернул в формулировку. Мы вынужденные союзники, Гленн Хорат, и я горжусь тем как выдрессировал свою кровь.

Оппонент Кигнуса кивнул и жестом предложил нам закатать рукава. Легендарному же он бросил свиток:

— Ознакомься с текстом.

Легендарный внимательно прочитал и дал добро. Вся процедура клятв заняла немногим более получаса. В общем и целом мы клялись ничего и никому не рассказывать, не записывать и не передавать каким-либо образом. У меня мелькнула мысль, что стоило бы взять с нас клятву не использовать подвалы и лаборатории Департамента в своих целях. Но раз уж они столь великодушно оставили нам такую лазейку, кто я такая чтобы возражать?

Мастер Авиус оказался высоким и жилистым мужчиной средних лет. Вот так навскидку ему могло быть от сорока до шестидесяти — умеренное количество морщин и несколько прядок благородной седины в смоляных кудрях. Одежду он предпочитал строгую, темно-серого оттенка. Да и вообще казался довольно сухим человеком. А с другой стороны, кто сказал, что мастера Смерти до смерти, хех, остаются позитивными зайчиками?

— Здесь будет ваше рабочее место, — пояснял он, ведя экскурсию по части подземелья. Подземелья, потому что назвать это невероятное пространство подвалом значило солгать.

Нам рабочее место понравилось — один прозекторский стол, четыре стола для подготовки ингредиентов и артефактов к ритуалу. Штучка для выжигания знаков на костях и дереве — я забыла, как она называется. А Лий только фыркал и важничал, но не отвечал — сам не помнил.

86