Практика - Наталья Самсонова - Страница 8


К оглавлению

8

— Я очень-очень против, — хитро протянула я, одновременно подставляя губы. Надо же когда-то учиться кокетству?

Нацеловались мы до распухших губ. Тонкая кожа саднила, а я не представляла, как покажусь на глаза ребятам. Роуэн только фыркнул и провел пальцем по моим губам. Следом пришла прохлада. И я тут же сощурилась:

— То есть ты будешь гулять, а я даже и не узнаю?

— Клянусь, с момента как я назвал тебя своей невестой, у меня и мысли не возникало о женских юбках, — серьезно произнес некромант.

Настолько серьезно, что удержать дурную шутку о мужских штанах мне не удалось. Так что мою комнату Рой покинул демонстративно обиженным. Ну уж знал с кем связывался. А меня распирало от эмоций. Хотелось посмеяться, поплакать, выпить вина и начудить. Начудить хотелось особенно сильно.

Выйдя из комнаты, я хищно осмотрелась. Никого не было. Почти никого. Его высочество, робко полыхая щеками, замер у окна. В руках принца была охапка роз.

— Это вам, леди фон Сгольц, — на грани слез пролепетал мальчишка.

— Спасибо, ваше высочество. Ваш дар неоценим в своей неоценимости, — еле ворочая языком, выпалила я.

И тут же сама покраснела, от «неоценимой неоценимости». Но меня никто не учил светским диалогам.

Его высочество робко хихикнул и попросил:

— Пожалуйста, не говорите со мной так, будто я...

— Но ведь вы принц. — Я пожала плечами. — Впрочем, вы можете даровать мне право обращаться к вам по второй форме.

Мальчишка только глазами хлопнул. Да так удивленно, что я сама почувствовала себя идиоткой. Но ведь не зря же я сидела в библиотеке? Вторая форма общения, простым языком — дружеская. На «вы», но без титулования. Она же существует. Я ведь не дура? Хотя, конечно, я могла и ошибиться.

— А вы правда хотите со мной дружить? — выдало это чудо.

— Неужели у вас мало друзей?

Он замялся и пожал плечами. А я вдруг подумала — вряд ли принцу было доверено выбирать друзей самостоятельно. Дети влиятельных родителей. Богатые и знатные, кичащиеся своей дружбой с его высочеством.

— Ну, дружить со мной сложно... — Я постаралась обнадеживающе улыбнуться, но мальчишка сник. — Давайте сыграем в карты и познакомимся заново. Рысь фон Сгольц, если вы назовете меня Лаурой — значит вы мой недруг.

— Элим Грейгронн, окажите мне честь и зовите по имени.

— Договорились.

За партией в земного дурака мне многое удалось выяснить о жизни принца. И сказать честно — я не хочу жить в этой стране. В этой загнивающей империи. Я росла на фильмах и книгах, прославляющих Советский Союз. И я согласна с тем, что он был хорош. Вот только промежуток между империей и союзом — мне не нравится. Тем более что сейчас я принадлежу к дворянскому сословию. С таким рулевым этот корабль пойдет на дно. Однозначно.

Вошедший в комнату Вьюга длинно присвистнул и едва удержал поднос с нашим будущим обедом. Или ужином — узнать время я не удосужилась.

— Ваше высочество, — пробасил боец, — гм, прискорбно рад...

По лицу Дара было видно: больше всего он хочет выматериться и свалить. Я ободрительно подмигнула Вьюге, и тот попробовал еще раз:

— Счастлив лицезреть вас, ваше императорское высочество!

Тут боец обвел взглядом комнату и здраво решил промолчать, где именно он рад видеть принца.

— Рысь оказала мне честь, — негромко произнес Элим, — позволив обращаться к ней по второй форме. Окажете ли вы мне эту честь?

— Дар, — коротко произнес боец и протянул руку.

Принц опрометчиво протянул в ответ свою птичью лапку. Я прикрыла глаза, видеть, как хрустят и ломаются императорские кости, мне не хотелось.

— Да что я, разума не имею, — фыркнул в ответ на мою пантомиму боец. — Только это разве не вы нам честь оказываете? Не, я не против. Просто странно как-то.

— Потом, — одними губами произнесла я. — Обедать будете, Элим?

— Обед уже был, Рысь.

— А светло, — удивилась я.

— Там иллюминацию проводят, — повел плечом юный Грейгронн.

— Так ведь хорошо же, — попыталась я его приободрить. — Женитьба, все дела.

— Постельные утехи, — поддакнул Вьюга. — Хоть что-то приятное, хотя жениться по указке — беда.

— Дар-р-р, — зарычала я.

— Но вам понравится, — поспешно исправился боец.

Элим рассмеялся и встал. Уже у дверей он обернулся и попросил разрешения прийти еще.

— Я научу вас играть в карты на раздевание, — пообещала я.

— Эта страшная женщина не проигрывает, — сделал большие глаза Вьюга.

— Тогда, наверное, мне стоит одеть несколько рубах? — робко пошутил принц и скрылся за дверью.

С таким рулевым корабль Империи точно на дно пойдет...

Видимо, Дар подумал то же самое, потому что мы одновременно произнесли:

— Мы потонем...

Глава 4

Спать мы разошлись рано. Я только отослала вестник эльфу — поганца где-то носило. В ответ получила матерный аналог слова «не мешай» и, успокоенная, легла спать. Чтобы открыть глаза в учебной комнате Кигнуса.

— Я думала, ты меня в покое оставишь, — вздохнула я.

— Я смотрю на мир твоими глазами, — мрачно произнес дед. — Изучай.

Передо мной на парту упала огромная книга.

— Этот талмуд был уничтожен еще при моей жизни. — Кигнус материализовал в руке трубку и смачно затянулся. — Сам сжег. Знания там исключительно запретные. Как на смерти человеческой артефакты разумные создавать.

— Я не планирую, — осторожно произнесла я.

— Теперь планируешь, — припечатал дед. — Принц ваш — позор. Его учить надо.

— Ты всегда смотришь моими глазами?!

— Принц, Рысь, вернись мыслями к принцу. — Дед выпустил мне в лицо клуб едкого дыма.

— Какой принц, когда у меня личной жизни нет?!

— Так ее у тебя и так нет. Некромант твой слабый какой-то, давно бы уже увалил в постель, — фыркнул Кигнус. — Место бабы под мужиком.

— Я думала, мы прошли этот этап.

— Ты умнее не становишься, — вздохнул дед. — Читай. Ай, чтоб твою погань ушастую прихлопнуло чем потяжелее!

Понять, с чего дед ругается на Лия, я смогла, только когда вынырнула из сна. В комнате царила тьма, в которой на уровне человеческого роста загадочно мерцали глаза.

— Твою мать!

— Вставай! Вставай, что расскажу.

— Лий — ночь, ночь — Лий. Познакомьтесь, ребята, — зевнула я, но покорно села.

Шустрая нечисть тут же покинула мою комнату, и через пару минут раздался возмущенный басок Вьюги. И невозмутимый ответ Лия:

8