Практика - Наталья Самсонова - Страница 25


К оглавлению

25

— Она все-таки дух, измученная душа, — эльф покачал головой, — у них немножко иная логика.

— Как и у некромантов, — пожала я плечами. — Нельзя работать со смертью и остаться самим собой. Я сильно изменилась, я это чувствую. Вспоминаю и понимаю — мне нравятся произошедшие изменения. И мастер, для оборотня он чрезмерно холодный, логик. Не поддается чувствам.

— А как же ваши отношения?

— Тут больше я настояла, — смутилась я. — Инициатива исходила от меня. То есть сначала случайность... Помнишь, ты, кажется, предложил его поцеловать, чтобы он подписал нам пропуск? Вот с того момента как-то оно все и завертелось.

Эльф криво усмехнулся и потер переносицу:

— Надо же, я и правда такое ляпнул?

— Можно у Карисы спросить, она меня успокаивала после. — Я покачала головой. — Никогда себя такой идиоткой не чувствовала.

Глава 9

Эльф вернулся в свою постель и предложил доспать.

— Ну ты молодец такой! — возмутилась я.

Но эта птичка уже чирикала. Мне спать больше не хотелось, да и если я усну сейчас — потом будет тяжело встать.

Мышкой добравшись до душевой, умылась, почистила зубки и, крепко поразмыслив, заплела тугую косу. Капитан может нам разное придумать, и вряд ли все оно будет приятным.

Потом я исполнила недавнюю задумку — дошла до кухни, мило пообщалась с поварами, похвасталась новым статусом, прочистила магией печь и перезачаровала кладовую от крыс. В общем, хорошей едой мы были теперь обеспечены.

— Вы особо не стесняйтесь, — напоследок сказала поварам. — Если что-то понадобится, подойдите ко мне или к Вьюге и скажите, что нужно. Если мы знаем и умеем — сделаем. Особо сложным это вряд ли будет.

— Так ведь ужасы какие про вас бают, леди, — хмыкнул старший повар. — Говорят, вы зомби сожгли, а угольки поели.

— Так ведь сессия, экзамены — перенервничала, — пожала плечами я. — Да и не от зомби я угольки съела, а от березового полена, народное средство. Память улучшает.

И только выйдя из огромной кухни и увидев сердитого Лия, я вспомнила про поводок.

— Прости-прости-прости! — Я крепко обняла приятеля. — Я никак не могу смириться и запомнить. Простишь?

Эльф закатил глаза, чмокнул меня в лоб и ехидно осведомился:

— Может, завтрак прихватим? А то что, зря бежали?

— Нам принесут, — небрежно бросила я. — Не зря же я колдовала в меру сил и возможностей.

— Если нас станут сытно кормить, так и быть, прощаю тебя. У меня все равно на этот случай одежда была подготовлена — пальцами щелкни, и ты одет и можешь бежать за хозяйкой.

Говорил эльф шутливо, но как будто с грустинкой. А я поставила себя на его место и поклялась думать, прежде чем делать.

После завтрака, действительно оказавшегося сытным и вкусным, мы, немного нервничая, отправились к капитану Ормору. Но с этим куратором повезло — он, бесконечно занятый, передал нас под присмотр Жада и трех его коллег.

Место «гнездования» у дворцовой стражи было спартанским, но вместе с тем удобным. Навес с несколькими бочками — в них держали чистую воду. Там же стоял стол и несколько ящиков, заменявших стулья. Тренировочная площадка с многочисленными снарядами и песчаным участком для поединков.

— Молодым милордам до того тяжко к такому привыкать, — хмыкнул Жад, — что сразу видно, кто и что из себя представляет.

Мы уверили Жада, что нас все устраивает и что он вполне может оставить нас одних — мы будем хорошо себя вести.

Первую половину дня мы играли в карты, потом мужчины вышли на площадку размяться. И я с удивлением обнаружила, что Вьюга таки смог вколотить в фон Тарна некоторые основы самообороны.

— Господа практиканты! Я буду писать жалобу на ваше поведение! — взвизгнул кто-то у меня за спиной.

Я едва не свалилась с бочки, а Кариса раскусила свой леденец. Но это того стоило — позади нас стоял придворный алхимик.

— Добрый день, так мы с сегодняшнего дня отрабатываем здесь, — мило улыбнулась Кариса. — Вам не сказали?

— Почему вы лично мне об этом не доложили?

— Потому, что вы куратор временный, а не постоянный. Мы не были обязаны. Да и потом, мастер вам одолжение сделал, вы же и сами не хотели «этими сопляками» заниматься, — промурлыкала Кариса.

Ребята прекратили тренировку и подошли к нам. Увидев Жада, придворный алхимик изменился в лице и быстро ушел.

— Что это было? — спросил пухлощекий стражник.

— Мы у него практику проходили несколько дней, он над нами издевался. — Я развела руками. — Мы чистим — он все пачкает. А вчера у нас был выходной, и он, думая, что после мы к нему же и вернемся, изгадил лабораторию донельзя.

Стражники расхохотались, больше всех обрадовался Жад.

— А почему он так вас боится? — заинтересовалась Кариса.

Жад похлопал себя по пухлым щекам:

— Вон он чего мне устроил. Я и пообещал его на дуэль вызвать. Конечно, он во дворце под защитой императора. Но рано или поздно рискнет выйти. А я не забуду, я на свою рожу каждый день любуюсь.

Верен потер кончик носа и задумчиво пробубнил:

— Зайдите вечером, я у вас соскоб с кожи возьму и посмотрю. Может, смогу убрать или хоть уменьшить.

— Верен, ты про свой текущий проект не забыл? — с нажимом спросила я.

— А реставрации портрета, — подмигнул алхимик, — это не помешает.

— Если получится — буду благодарен, — вздохнул Жад. — От меня невеста из-за этого ушла.

— И слава Лесу, — пропел эльф. — Это всего лишь щеки, хоть и, м-гм, большие. Значит, не слишком хороший человек ваша невеста.

— Да я понимаю, — махнул рукой стражник, — но ведь обидно же. И повышение накрылось, куда такую рожу гостям императора показывать.

— Вот это уже обидней, — сочувственно прогудел Вьюга.

Ребята вернулись на площадку, а мы с Карисой снова устроились на бочке. Так и просидели до обеда на солнцепеке. Волчице ничего не сделалось, а вот я на обед шла по стеночке и прочувствовано вспоминала взаимоотношения небесных светил. В крайне интригующей форме.

Наконец Лий сжалился надо мной и провел прохладными пальцами по лбу. На меня дохнуло невероятной лесной свежестью, озоном, я даже ощутила на языке привкус родниковой воды. Но есть все равно не захотела. Выдула весь морс и привалилась к стене.

Жад посмотрел на нас, что-то прикинул в уме и махнул рукой:

— Свободны, на сегодня.

— Так идемте с нами, — улыбнулся Верен, — сразу растащу вас на анализы.

Стражник крякнул, побледнел, но отступать не стал — несолидно. Да и разве может мелкий и тощий парнишка причинить вред?

25