Практика - Наталья Самсонова - Страница 19


К оглавлению

19

— Что это?!

Удивились все, кроме нас с Лием, — мы с ушастиком пособирали самые грязные приборы и сложили в одну кучу.

— Инструментарий, будет описан и передан хозяйственной службе — для восстановления приборов необходим мастер, — отрапортовала я.

— Это я и без вас знаю! Сами почистить не могли?!

— Мы не умеем, мы же некроманты. — Кариса всегда ловко чувствовала ситуацию.

— Что ж, благодарю за проделанную работу, — неожиданно сменил отношение алхимик. — Жду вас завтра.

Выходя из лаборатории, мы с Лием обменялись понимающими взглядами — похоже, начинается гонка «А попробуйте-ка за мной прибрать».

— Нас вроде будут передавать по эстафете? — задумчиво протянула Кариса.

— Вроде да, — кивнул Верен.

— Нельзя, чтобы господин придворный алхимик об этом узнал, — многозначительно произнесла волчица.

— Как скажешь, — согласился Лий.

В своих комнатах мы с ушастиком сразу утащили Верена в мини-мастерскую и показали «добычу».

— Безумцы, — выдохнул счастливый алхимик и полез обниматься.

В этих обнимашках Лий поучаствовал с удовольствием.

— Я котелок присмотрел, завтра отскоблим, — ухмыльнулся эльф.

— Я хочу одежду с такими же карманами, — мечтательно вздохнула я. — Я бы половину своего скарба с собой носила.

— Так вес-то она не уменьшает. Не заметила, как карманы оттянулись? — усмехнулся эльф.

— Не заметила. — Я виновато пожала плечами. — Очень тяжело было?

— Терпимо.

— А я ингредиенты украл, — повинился Верен. — Там были неплохие образцы, вросшие в накипь.

— Украдешь ты их тогда, когда вынесешь за пределы дворца, — поправил его Лий. — Или тогда, когда возьмешь чью-то личную вещь. А это — выделенное на нужды дворца. Если тебе так уж стыдно, пусть Рыська скажет об этом своему почти венценосному жениху. Уверен, ей он полдворца отпишет и не моргнет.

— Эти поганцы еще и издеваются, — вздохнула я и погрозила обоим насмешникам черпаком. — Ух, я вас!

— Пойдемте поедим и спать.

Стол уже был накрыт, я села и, хихикнув, подняла чашку с молоком:

— За первый трудовой день!

— Ракшас, — проворчала Кариса, — не люблю такой труд.

— Дальше будет хуже, — успокоил ее Вьюга и подтянул к себе поближе хлеб.

— Поживем-увидим, — утешила я. — Есть пара идей. Все зависит от того, насколько внушаемы мои товарки «по счастью».

— Устойчивое выражение «по несчастью», — поправил Верен.

— Это политически неразумно, назвать перспективу брака с принцем — несчастьем, — невозмутимо ответила я.

Поужинав, мы еще немного поболтали, построили гору неправдоподобных злодейских планов и разошлись спать. В этот раз мы с Лием устроились в разных постелях, не хотелось, чтобы Рой подумал о нас плохо. В конце концов, я бы плохо отреагировала на ночевку какой-нибудь девицы в постели моего любимого.

Глава 7

Что проще всего предсказать? Человеческую подлость. Мы с Лием оказались правы: все последовавшие три дня придворный алхимик старательно обгаживал очищенные нами рабочие столы. Мы злились, пыхтели, Вьюга порывался дать подлецу в глаз, но Кариса, таинственно мерцая глазами, останавливала все наши порывы. И молчала на все вопросы под девизом «Сглазить боюсь».

Одно хорошо — наша собственная мини-мастерская была полностью укомплектована. Присутствовала половина необходимых ингредиентов.

Утром пятого дня к нам в гостиную постучался Роуэн. И я тактично спросила у мастера, когда нам будет позволено выйти в город. Некромант поспешно уточнил, что мы успели сделать во дворце, раз решили перейти к остальной части столицы. Но тут мне было что сказать и показать — прискорбно пустой буфет и двух женщин, жаждущих вкусняшек. Разрешение на выход в город было подписано и согласовано в короткие сроки.

— Вы как раз сегодня последний день проведете в лаборатории, — улыбнулся декан, — завтра выходной. Вот и погуляете. Потом поступите в распоряжение капитана дворцовой стражи. С этого момента я вам колдовать разрешаю, но держите свою фантазию в узде.

Кариса хищно улыбнулась и кротким голоском попросила:

— А вы можете никому не говорить о том, что у нас сменится куратор?

— Хорошо, — кивнул мастер, — уведомлю нынешнего куратора о вашем выходном. О смене — уточню завтра.

Рой пригладил мои волосы, чуть грустно улыбнулся и вышел. Я последовала за ним и негромко окликнула:

— А я думала, поцелуй у дверей теперь наша традиция.

Роуэн хищно улыбнулся, прижал меня к себе, жадно втянул носом мой запах и выдохнул:

— Было ужасно ощущать запах Лия на тебе.

— Это ты сейчас о чем? — удивилась я.

— Только о том, что вы спали в одной постели.

— Одну ночь, его мучили кошмары, да и меня трясло. — Я положила руку на сильную грудь возлюбленного и грустно добавила: — Мне тоже снились кошмары. После того веселенького, горящего прямо на мне трупа. И Лий приходил, приносил успокоительный чай и до рассвета болтал о всяких глупостях. Для меня было естественным порывом ответить ему такой же добротой.

— Разве я тебя упрекнул? — Рой прижался губами к моему виску, подарил россыпь поцелуев и шепнул на ухо: — Просто это было ужасно. Для меня. Вот и все.

— Поцелуй меня уже, — выдохнула я.

Роуэн нежно, трепетно прижался губами к моим губам. Помедлил и осторожно провел кончиком языка по щеке — я не была против. Прикусив его нижнюю губу, тут же «извинилась» языком. Это был настоящий бой, который закончился общей капитуляцией. И насмешливыми взглядами друзей — в комнату я вернулась только через двадцать минут. Губы саднили и немного опухли, но зато настроение устремилось вверх.

Но о странной просьбе Карисы я не забыла и немедленно поинтересовалась:

— А почему не надо говорить о смене куратора?

— Ты не мастер интриг, — закатила глаза Кариса. — Наш упырь за выходные постарается предоставить нам огромный фронт работ. Так?

— А убирать будет некому, — скумекала я. — Какое счастье, что ты с нами!

— Цените меня, цените, — промурлыкала волчица.

С этим знанием работалось гораздо легче. Мы даже пропустили обед, а Верен и Лий перебросились фразами, что мол, надо бы вычистить побольше, чтобы после выходного поменьше поработать. И господин придворный алхимик это, разумеется, услышал.

Мы, усталые и счастливые, покидали лабораторию со странным чувством.

— А вам не кажется, что это его как будто жизнь накажет, а не мы отомстим? — задумчиво спросил Лий.

19