Темные фантазии - Мэгги Шайн - Страница 11


К оглавлению

11

— Ты? — гневно прошептала она. Ее переполнял страх и так некстати возникшее смущение, но, что хуже всего, радость от новой встречи. Он не должен этого заметить. — Что ты здесь делаешь?

Глава 4

— Жду тебя. — Он не сводил с нее глаз. Тамару возмутило его присутствие.

— Очень глупо. Откуда ты знал, что я именно здесь?

Его взгляд был властным и жестким.

— Я позвал тебя сюда, Тамара, как ты всегда зовешь меня ночами во сне.

Она нахмурилась и тряхнула головой.

— Ты уже говорил об этом, но я до сих пор не могу понять, что это значит.

— Тамара… — Он медленно поднял руку и, сделав грациозное движение, нежно коснулся пальцами ее щеки.

Она непроизвольно закрыла глаза, переполняемая восторгом, но быстро взяла себя в руки, отступая на шаг.

— Слушай свое сердце. Оно хочет тебе сказать…

— Что я знаю тебя. — Тамаре казалось, что в животе, как в силках, бьется маленькая птичка. Она была словно в бреду, стараясь найти какой-нибудь ответ в бездонной глубине подсознания. — Я думала об этом. Скажи, Маркгванд, где мы встречались. Твое лицо… иногда кажется знакомым.

Знакомым — это не то слово, которое хотела произнести Тамара. Скорее, родным, по которому она так скучала.

В глазах Эрика мелькнуло замешательство и боль. Он зажмурился и покачал головой.

— Ты сама вспомнишь, когда придет время. Я не имею права давить на тебя, твое сознание еще не готово. На данный момент я лишь прошу тебя доверять мне. Я не причиню тебе вреда, Тамара.

Его глаза открылись, словно ощупывая ее лицо. Эрик поглощал ее взглядом, сожалея, что не может подобрать слова, чтобы убедить в своей честности. Тамара подумала о том, что не стоит забывать, как он вел себя той ночью. Какую игру он затеял? Она пожала плечами и вздернула подбородок.

— Твое сообщение передано, Маркгванд. Дэниэл все знает о нашей встрече. Я постаралась ему объяснить. — Она инстинктивно коснулась синяка на шее. — Возможно, это ничего не изменит. Он не слушает моих советов, я не могу повлиять на его решения. Оставь меня в покое, наконец. Если хочешь что-то передать Дэниэлу, скажи ему сам.

Эрик слушал. Забавно было слышать ее слова и мысли одновременно. Когда Тамара замолчала, он слегка наклонил голову набок.

— Полагаешь, я поцеловал тебя только для того, чтобы об этом узнал Сен-Клер? — Он говорил словно нараспев, растягивая слова. — Это не дает тебе покоя?

Тамара возмущенно вскинула брови.

— Почему меня должно это волновать? Я тебя не знаю. Мне все равно…

— Тебя одурманил мой поцелуй, милая моя Тамара. Тебе показалось, что земля уходит из-под ног, голова закружилась, а сердце бешено забилось. Тело приобрело невероятную чувственность, внутри нарастало возбуждение. Когда ты была в моих объятиях, для тебя больше ничего не существовало. Ничего, — повторил он, видя, как она качает головой, собираясь возразить. — Я знаю это, потому что ощущал то же самое. Когда ты прижималась ко мне всем телом, касалась меня руками, а я чувствовал сладкий вкус твоих губ, то больше всего боялся потерять над собой контроль.

Тамара покраснела. Щеки горели все сильнее с каждой минутой. Она почувствовала приятное возбуждение. Ей хотелось прервать его, сказать, что ничего подобного не было, но не могла вымолвить ни слова.

Эрик провел пальцами по ее щеке, но на этот раз она не оттолкнула его руку. На глаза навернулись слезы.

— Тамара, клянусь, что, когда мы встретились у катка, я даже не знал, что ты знакома с Сен-Клером. Я нашел тебя, потому что ты умоляла прийти. Во сне.

Тамара начала немного расслабляться, веки стали тяжелыми, но внезапно она в ужасе распахнула глаза. Как он мог узнать про сны?

— Нет, это ложь.

— Что — ложь? Что каждый вечер, когда ты засыпаешь после работы, тебе снится один и тот же кошмар? Или что он сводит тебя с ума? Ты кричишь и зовешь кого-то, чье имя никак не можешь вспомнить. Не забывай, ты сама мне все рассказала.

Тамара облегченно вздохнула.

— Правильно, я забыла. — Она сама ему рассказала, это все объясняет.

— Но сегодня сон был совсем другим, правда? — мягко спросил Эрик.

Тамару вновь охватил страх. Сон был другим. Он не мог этого знать, она ничего не говорила.

— Я не могу вспомнить имени, но это точно не Маркгванд. Что это за игра?

— Я хочу лишь облегчить твои страдания. Это правда, ты никогда не звала меня по фамилии. Ты произносила мое имя. — Эрик провел рукой по красивым вьющимся волосам.

— Я не знаю твоего имени, — прошептала Тамара сдавленным голосом.

— Знаешь, Тамара. — Он смотрел так, словно заглядывал в душу. — Ты знаешь, как меня зовут. Скажи.

И она сказала. Она знала имя человека, которого звала во сне, так же хорошо, как свое собственное. Оно внезапно всплыло из глубины подсознания. Неужели это он?

— Ты же не…

— Да, это я. — Его руки крепко обнимали Тамару за плечи. Она дернулась, поскольку он надавил на синяки, оставшиеся после разговора с Куртом. По его лицу скользнула тень, словно он почувствовал ее боль. — Скажи же, Тамара.

— Эрик? — произнесла она сквозь слезы.

Маркгванд кивнул и слегка улыбнулся.

— Да, Эрик. Если хочешь проверить, Сен-Клер тебе подтвердит.

Тамара опустила глаза, стараясь расслабиться. Ей не нужны доказательства. Она знала, что Эрик говорит правду. Но почему именно он ей снился?

— Ты просила прийти, Тамара, и вот я здесь. — Он коснулся ее подбородка, приподнимая голову. — Я здесь.

Ей хотелось броситься в его объятия и умолять никогда ее больше не бросать. Это похоже на сумасшествие. Она лишилась разума.

Тамара плакала и качала головой.

— Это сон. Этого не может быть на самом деле. У меня галлюцинации. Или я сплю.

Эрик прижал ее к себе, нежно обхватив руками, погладил по плечам, откинув волосы.

— Это не сон, а явь, Тамара. Я здесь, ты чувствуешь мои прикосновения. Я реальнее, чем что-либо в твоей жизни. — Он коснулся губами ее волос, виска, затем щеки, опускаясь все ниже. — Как случилось, что Сен-Клер стал твоим опекуном? Что произошло с твоими родителями?

Тамара расслабилась в его объятиях, ей было легко и спокойно.

— Когда мне было шесть лет, я упала, разбив огромное зеркальное окно, — произнесла она голосом, который даже ей показался странным. — Артерии на обеих руках были перерезаны, потеря крови была почти смертельной. Все уже похоронили меня. С моей группой крови было очень сложно найти донора, но случилось чудо, я осталась жива. — Тамара глубоко вздохнула. Она практически не помнила тот несчастный случай, как и всю свою жизнь до шести лет. Казалось, рядом всегда был только Дэниэл, Тамара старалась не думать о произошедшем много лет назад. Она убеждала себя, что прошлое лучше не ворошить. Видимо, мозг неспроста заблокировал воспоминания. Ощущение неминуемой смерти не самое приятное для шестилетней девочки. Тамара тяжело выдохнула. — Когда я еще была в больнице, родителей госпитализировали с неизвестным вирусом. Они оба скончались, прежде чем врачам удалось установить диагноз.

11