Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 90


К оглавлению

90

Андрей вновь повернулся к легионеру и, показывая на карту, отрицательно покачал головой. Затем он указал сначала на себя, а потом поднял палец к небу и замер в ожидании реакции. Насколько он мог судить по внешнему виду своих спасителей, им явно были неизвестны космические путешествия.

Легионер недоверчиво посмотрел на Андрея, однако, к его удивлению, опять взял нож и вновь принялся рисовать. Остальные придвинулись ближе и наблюдали за происходящим с явной смесью интереса и недоверия. Даже бородач, который до этого пинал его в ребра в попытке разговорить, подошел ближе, всем своим видом показывая остальным, что он успокоился и взял себя в руки.

Легионер начертил на песке несколько кругов, один под другим, а затем соединил их прямой линией. Три нижних круга он обвел извилистыми дугами, по-видимому изображающими то ли какое-то свечение, то ли огонь. Закончив, он указал пальцем в четвертый круг и обвел обеими руками вокруг себя, показывая, что круг на песке символизирует этот мир. Легионер вновь выжидающе уставился на Андрея.

Андрей лихорадочно обдумывал свою реакцию. С одной стороны, он понимал, что ему необходимо что-то ответить, чтобы его собеседники действительно поверили ему. С другой стороны, он понятия не имел, что они знают об этих девяти планетах и как они отреагируют, если он выберет одну из них. Андрей занес дрожащий палец над рисунком на песке. Он посмотрел на четвертую планету, на которую указал легионер. Рядом с ней было два круга – обычный и с неровным ободом вокруг. Лучше не рисковать, мало ли что это свечение означает. Андрей указал на пятую планету, находившуюся в самом центре рисунка.

Собравшиеся начали взволнованно переглядываться между собой. Ответ их, похоже, удовлетворил. Андрей немного расслабился и просто сидел неподвижно, не думая больше ни о чем, безучастно наблюдая за собственной судьбой.

Глава 35
Часовой

– Он жив! – закричал Ксермет, подпрыгивая со своего места.

Азиз спешно отбросил овечью шкуру, которой он накрывался во время сна, вскочил на ноги и в следующую секунду уже стоял с топором наготове, тараща заспанные глаза в темноту. Равван, который был в этот момент в дозоре, бросил свой пост и со всех ног побежал к лагерю, на ходу неуклюже пытаясь высвободить меч из ножен. Макхэкв, который неподвижно просидел всю ночь рядом с прогоревшим костром, медленно поднял голову и вопросительно уставился на Ксермета.

– Я сейчас тебя этим топором сам огрею, – хриплым голосом резюмировал происшедшее Азиз.

Он громко откашлялся и сплюнул на землю, сосредоточив в этом действии всю свою досаду и раздражение.

– Ты чего орешь посреди ночи? Я вот, например, не вижу, чтобы на нас кто-то нападал. А ты?

Азиз повернулся за поддержкой к подоспевшему Раввану, который засовывал обратно в ножны только что оголенный меч. Равван перевел глаза с рассерженного лица Азиза на широко улыбающееся лицо Ксермета. В конце концов он решил, что в этой ситуации безопаснее всего будет промолчать, и начал нарочито усердно разглядывать носы своих ботинок.

– Прости, Азиз, – сказал Ксермет примирительно и почти нежно, – но я его видел, он жив! – Ксермет продолжал сидеть на земле с сияющим от радости лицом и застывшими на глазах слезами.

– Да кто жив-то? Хранитель этот ваш, что ли? – спросил Азиз, недовольно жмурясь и отворачиваясь от первых лучей восходящего солнца. – Чуть-чуть не дал доспать спокойно.

– Да нет, не хранитель, вернее, и он тоже, вместе они! – взволнованно сказал Ксермет, поднимаясь на ноги. – Хранитель и Джад. Джад живой. И Мигело тоже с ним, ну акамарец этот, который со шрамом, и еще пара солдат акамарских. И та девушка, которую мы тогда в долине встретили, Айтана.

Ксермет замер, обдумывая свои собственные слова, вернее, только сейчас осознавая их смысл.

– И если хранитель с ними, это значит, что они все сейчас находятся рядом с Араром. Одни. По крайней мере, судя по тому, что я видел глазами хранителя, стоянкой легиона там и не пахнет. То есть наш Пурпурный легион тоже разбит…

В голове перед ним в ряд выстроились фигуры его боевых товарищей. Они неподвижно стояли перед его мысленным взором с грустными ухмылками на застывших лицах и устремленными в никуда потухшими глазами. Среди них словно башня возвышалась широкоплечая фигура деджа Касы. В сердце у Ксермета что-то больно кольнуло, и улыбка на его лице потускнела.

– Что ты еще видеть? – сказал Макхэкв, подходя ближе.

– Они где-то прячутся. В лесу, рядом с рекой. Там, судя по всему, возвышенность небольшая, пригорок какой-то. Оттуда Арар хорошо просматривается. Деталей, конечно, не разглядеть, что там в городе происходит, но вроде все достаточно тихо. Город вообще кажется пустым издалека. С уверенностью, конечно, сложно что-то сказать, хранитель озирался постоянно, в сторону города редко поворачивался. Да, и еще там было что-то…

Ксермет наморщил лоб, пытаясь подобрать нужные слова.

– Ну это, скорее всего, мне действительно приснилось… Как-будто вокруг города ходила огромная черная фигура величиной с дом, если не выше. Макхэкв, объясни хоть наконец, как эти видения работают?

– Огромная фигура в черных всепоглощающих доспехах?

Тень омрачила лицо Макхэква.

– Как будто огромный человек, но гораздо мощнее, как будто есть что-то звериное в нем? И, наверное, с топором в руках и в рогатом шлеме?

– Да, и на каждом конце топора по лезвию. Все именно так. Откуда тебе это известно, кочевник? Ты тоже видишь эти сны?

– Это быть лишь догадки, – нахмурил Макхэкв густые брови. – Я впервые думать об этом, когда видеть следы побоища в долине Омо. Теперь я знать наверняка. У Эль-Ната получилось. Он смог перебросить своих тархонтов в этот мир. Нам нужно торопиться. Что бы там ни происходило в Араре, у нас очень мало времени.

– Какие еще тархонты? – раздраженно сказал Азиз. – Кочевник, не говори загадками.

– Тархонты – это демоны из нижних миров, – ответил за него Ксермет, удивляясь собственной памяти, в которой вдруг всплыли давно забытые образы из учебников Аваки по древней мифологии. – Мы привыкли просто демонами их всех называть и представлять себе зубастых страшилищ, которыми обычно разрисована стена над входом в церкви. Но на самом деле там целая классификация есть, древние в этом толк понимали. У нас в замке толстенная книжка была, где все эти чудища в деталях были нарисованы. На каком-то древнем языке была написана, его только один Аваки и понимал, да и то с трудом. Помню, он когда эту книгу у нас в библиотеке замка обнаружил, где-то в дальнем углу, несколько недель ни о чем другом ни с кем говорить не мог, так взволнован был. Ну отец у меня книги исключительно по тактике боя уважал, а Аваки ему тогда все уши прожужжал с этой книгой, и отец ему сказал, что он может ее забрать себе, если ему так хочется. Он долго еще потом с ней возился, ну и мне попутно что-то показывал.

– Именно так, – отозвался Макхэкв. – Тархонты – одни из самых опасных демонов нижних миров. Они не отличаться большим умом, зато огромной силой, что делать их вдвойне опасными. Нужно очень много энергии, чтобы тархонт прошел в соседний мир. Но на поле боя в долине Омо я видеть разрушения, которые, наверное, только им под силу. Боюсь, Ксермет, это было не видение в твоем сне. Нам надо идти и находить хранителя, пока не становиться слишком поздно.

90