Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 82


К оглавлению

82

Едва зайцы были готовы, Джад сразу же затушил костер. За время завтрака никто больше не сказал ни слова. Впереди их ждал долгий неизвестный путь, а за спиной они явственно ощущали холодное дыхание демонов.

Глава 32
Крыши сонного города

Ксермет открыл глаза. Вокруг стояла кромешная тьма. Звезды и луна были скрыты толстой завесой невидимых облаков. Ксермет напряг зрение, но не смог разглядеть даже силуэтов гор. Неужели опять дожди будут… Какая же все-таки ночь темная… Он сонно захлопал глазами и хотел было повернуть голову, чтобы оглядеться, как вдруг понял, что не может пошевелиться.

В ту же секунду он моментально пришел в себя, и от его сна не осталось и следа. Ксермет дернулся, пытаясь подняться, но ничего не произошло. Своего тела он совсем не чувствовал. Его сознание словно парило в невесомости, в темном пространстве ночи, полностью отделенное от своего физического бытия.

Разум Ксермета бешено заметался, словно попавший в капкан огромный зверь, который со всей своей животной мощью рвется в разные стороны, изнуряя себя, и с каждым движением все сильнее и сильнее калечит оказавшуюся в тисках лапу, при этом совершенно не понимая, что же на самом деле держит его на месте.

Наконец глаза Ксермета начали привыкать к темноте, и вокруг него проступили невнятные очертания комнаты. Из сумрака ночи перед ним возникла кровать, возле которой на полу валялось скомканное одеяло. Рядом лежал перевернутый стул, на ножках которого висело какое-то тряпье. На стенах висели покосившиеся картины в облупившихся рамках.

Ксермет мучительно начал перебирать в голове события прошедшего дня, пытаясь понять, что происходит. Он вспомнил про свою встречу с королем, которая так плачевно закончилась для последнего. Ксермет с удовлетворением отметил про себя, что с удовольствием убил бы его опять. Затем он вновь ощутил вчерашнее отчаяние и чувство, что все потеряно. Он подумал про желание погибнуть самому, но перед смертью забрать с собой столько безумных, сколько получится.

Наконец он вспомнил свой разговор с Макхэквом и его странный сияющий ящик с мерцающими синими рунами на крышке и зелеными сферами внутри. Внезапно комната пришла в движение, и Ксермет увидел окружающую его обстановку из положения сидя.

Ксермет протянул руку к лежащей рядом с ним на полу дорожной сумке. Вернее, он увидел, как незнакомая рука тянется к ней. Рука схватила сумку и перекинула ее через плечо. В движении сумка задела за стоящий рядом стол, и с него на пол упала пузатая костяная кружка, которая с грохотом покатилась в угол.

К этому моменту сознание Ксермета окончательно очнулось ото сна, и он наконец понял, что происходит. Он вспомнил, как Макхэкв вновь подошел к нему прошлой ночью, когда сменял его на посту. Сначала он расспросил его про браслет. Потом неожиданно заявил, что именно из-за хозяина этого браслета он и пришел в легион, но, к сожалению, слишком поздно.

– Эти браслеты носить в себе магию древних алиотов, – сказал он. – Когда Печатники Врат закрывать Великий Тоннель, они прятать облачные сферы, которые им управлять. Таким образом, в каждом мире, где они закрывать врата, они прятать семь сфер. Для того чтобы обезопасить их, оставшиеся в живых Печатники Врат разделиться на семь групп. Каждая группа получать по одной сфере и прятать ее. Вокруг сферы обычно строиться храм или церковь, где-нибудь далеко. Из местного населения выбираться надежные люди, которые поколение за поколением хранить эти сферы. Раз в двести лет сфера наполняться энергией, и один из Печатников Врат возвращаться назад, в верхний мир. Каждый из хранителей сфер иметь такой браслет, как получать ты. С его помощью хранители общаться друг с другом, даже между мирами. Я почти находить того хранителя, который передавать тебе браслет. Я хотеть ему сказать, что его подстерегать опасность. Что темные силы близко. Теперь, когда он мертв, я использовать энергию браслета, чтобы сообщать хранителю с Терры обо всем. Он проходить в наш мир и показывать нам, где находиться следующая сфера. Когда я собирать три сферы, у меня быть достаточно энергии, чтобы уничтожать нексус.

– Подожди, подожди, помедленнее, – удивился Ксермет. – Как ты мог использовать мой браслет, я же никогда не снимал его?

– Это и не нужно. Достаточно быть рядом и уметь управлять им. Ты не уметь, поэтому ты видеть эти сны, ты видеть без разбора, что переживать хранитель на Терре. Я уже посылать ему особый сигнал. Он видеть путь к своему порталу, и он должен знать, что делать. Он уже здесь. Поэтому ты должен попытаться понять, где именно он находиться. Он будет ждать нас.

Так, так, так, все понятно. Значит, я сплю, а хранитель нет. Ну что ж, придется вновь побыть наблюдателем, притаившимся за чужими глазами. Теперь, когда Ксермет убедился, что ему ничто не угрожает, он расслабился. Сон мгновенно перестал быть для него пугающим, и он почувствовал себя скорее зрителем в передвижном театре.

Хранитель поднялся на ноги и осторожно подошел к двери. Судя по тому, как неравномерно прыгала комната, он сильно хромал на левую ногу. Хранитель осторожно приоткрыл дверь и выглянул на узкую улицу. Перед ним стояли маленькие приземистые домики с неухоженными осиротелыми фасадами, которые были покрыты толстым слоем намокшей желтой пыли. Дверь в доме напротив висела на одной петле и то и дело гулко хлопала под порывами ветра по облупившемуся косяку. Деревянные ставни были разбиты и лежали на земле под черным отверстием окна.

Хранитель робко вышел на улицу и опасливо начал оглядываться по сторонам. Небо над городом было затянуто тяжелыми облаками, которые в любой момент грозили прорваться и пролиться на землю тонкими струями холодной воды. Узкая улица с одной стороны заканчивалась каменной стеной, а с другой уходила далеко вверх и упиралась в небольшой дом, где она перекрещивалась с соседним переулком.

Хранитель медленно побрел по улице, подволакивая ногу и постоянно оглядываясь по сторонам. Он подолгу всматривался в пустые окна и открытые двери прижимающихся друг к другу домов. Через несколько минут его взгляд упал на старое корыто с дождевой водой, которое лежало на обочине. Хранитель ускорил шаг, подошел ближе, упал перед ним на колени и начал жадно пить воду большими глотками. Напившись вдоволь, он поднялся и опять огляделся по сторонам. Убедившись, что никого рядом нет, он достал из своей дорожной сумки маленькую прозрачную флягу и наполнил ее водой.

Через несколько долгих минут хранитель наконец добрался до перекрестка в конце улицы. Он боязливо посмотрел из-за угла в обе стороны и, немного поколебавшись, свернул влево. Эта улица мало чем отличалась от предыдущей, однако была значительно шире нее. Хранитель сделал несколько шагов вперед. В проеме между домами проскользнул силуэт высокой отвесной горы с остатками массивного замка наверху. Сознание Ксермета на секунду замерло. Я знаю, где он. Этот замок на горе – руины Арара. Макхэкв был прав, он пришел в наш мир.

Хранитель продолжал блуждать по пустому городу. Он переходил с улицы на улицу, проходил через узкие арки и быстро перебегал через пустые площади. Наблюдая за его передвижениями, Ксермет постепенно заметил, что он не только безнадежно заблудился в узких лабиринтах города, но и уже несколько раз побывал на одних и тех же перекрестках.

82