Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 60


К оглавлению

60

Добрая половина легионеров лежала на земле, захлебываясь собственной кровью, так и не успев обнажить мечи. Пешие офицеры Аниго ринулись напролом к трибуне, где находился Зандр и другие вельможи. Внезапно драпировка, которая закрывала трибуну, упала вниз. Под ней оказалось несколько дверей, которые тут же распахнулись. Наружу высыпали легионеры с мечами наготове.

Толпа вокруг Везена пришла в движение. Все разом начали напирать друг на друга, пытаясь сдвинуться с места и прорвать ограждение, которое отделяло их от ворот замка. Не выдержав натиска, забор треснул и завалился набок. Толпа ринулась вперед, топча тех, кому не посчастливилось оказаться в первых рядах и упасть на землю. Послышались истошные крики.

Везен изо всех сил пытался удержаться на ногах. Со стороны города донеслись звуки труб. Через минуту толпа обезумевших горожан столкнулась в воротах с подступающим подкреплением. Краем глаза Везен увидел, как ворота замка начали медленно опускаться. Акамарские солдаты клином врезались в толпу мечущихся по сторонам горожан, расчищая себе путь саблями. Со стен замка вниз посыпались камни и полилась кипящая смола.

Везен потерял равновесие и оказался на четвереньках. Кто-то запнулся о него и повалился на землю рядом. Везен машинально пополз вперед, бешено оглядываясь по сторонам. Тяжелый ботинок опустился ему на руку, и в запястье что-то неприятно хрустнуло. В глазах у него засверкало. Везен оказался у самого края двора. Он вжался в стену, подобрал под себя ноги и закрыл лицо. Кто-то упал на него сверху. Когда Везен приоткрыл глаза, он увидел перед собой перерезанную глотку, из которой пульсирующим фонтаном брызгала кровь. Он вжался в стену еще сильнее и растворился в бесформенном шуме окружающей его резни.

Глава 25
Всеобъемлющая белизна

Топот ног и звуки ломающихся стеблей ведьминой травы становились все громче. Крики безумных разносились над долиной бесформенным рокотом. Они были где-то совсем близко.

Джад упрямо бежал вперед, не обращая внимания на боль, которая пронизывала все его тело тонкими острыми иглами. Он отчаянно оглядывался по сторонам в поисках хоть какого-нибудь укрытия. Однако, кроме травы, речки и липкой грязи под ногами, вокруг ничего не было. Еще пара минут – и они будут здесь.

Заросли травы начали редеть, и через несколько мгновений Джад оказался на открытом пространстве. Теперь, когда ничто больше не закрывало обзора, он удивленно обнаружил, что добрался до самого края равнины и оказался почти вплотную перед горами. Русло реки здесь сужалось и резко уходило в сторону. Вода громко журчала и пенилась в своем каменистом ложе.

Джад устало оглядел ровную поверхность горы. Не забраться. Слишком отвесная. Он повернулся к скале спиной и крепко сжал кулаки, прекрасно понимая полнейшую обреченность дальнейшего сопротивления. Эх, Айтана… Надеюсь, тебе мой меч сейчас принесет больше пользы.

Со стороны входа в долину, через который пришел их отряд, донесся оглушительный рев. Джад инстинктивно посмотрел в ту сторону и невольно попятился. Огромная фигура в черных доспехах медленно шагала прочь от развалин укреплений. Массивный топор размером с молодое дерево легко покачивался в руке, поблескивая на солнце громадными лезвиями. Атаки с этой стороны они не ждали, поэтому и застава там была гораздо меньших размеров, чем с другой стороны. Теперь от нее остались лишь обломки. Смотровая вышка уныло выглядывала из кучи сломанных бревен. Джад прикинул расстояние до входа в долину. Далеко. Очень далеко. Он вновь побежал.

– Сюда, скорее! – неожиданно донесся голос откуда-то сверху. Послышался резкий хлопок, и Джад увидел сброшенную вниз веревку. Не думая дважды, он собрал все оставшиеся силы и с удвоенной скоростью бросился к ней. Когда он схватился за конец веревки, неведомая сила резко дернула ее вверх, так что Джад чуть было не выпустил ее из рук. Он больно ударился о скалу, но стиснул зубы и сумел вновь обрести равновесие. Джад вцепился в веревку второй рукой и начал судорожно перебирать ногами, поднимаясь вверх.

Подъем этот показался ему вечным. Перед его лицом медленно проплывали узкие трещины и небольшие корявые выступы почти отвесной поверхности. Гул полчищ безумных подступал все ближе. Джаду казалось, что он почти физически чувствует их дыхание прямо у себя за спиной. Волосы у него на затылке встали дыбом, а по спине струился липкий пот, смешанный с кровью. Земля сзади него дрожала, и Джад теперь отчетливо мог разобрать чавкающие звуки сотен ног, которые шумно месили липкую жижу речного берега.

Наконец скала перед его глазами закончилась. Неведомо откуда взявшиеся руки крепко подхватили его под плечи с двух сторон и дернули вверх. Джад перевалился через край и оказался на небольшом каменистом выступе шириной локтей в пять. Он распластался на камне лицом вниз, тяжело хватая воздух ртом, словно жирная рыба, которая попалась на крючок и, оказавшись на берегу, никак не могла сообразить, что происходит и где она находится.

Краем глаза он заметил, как те двое, что втащили его сюда, вжались в скалу и замерли. Внезапно наступила тишина. Произошло это так резко, что в ушах у Джада зазвенело. Вопли безумных, которые все это время отчаянной какофонией носились над долиной, вдруг стихли. Джад попробовал повернуться, чтобы разглядеть, что происходит, но сильная жилистая рука уверенно опустилась ему на плечо, молчаливо призывая его лежать молча. Джад не стал сопротивляться и послушно уткнулся лицом в пыльную поверхность скалы, устало закрыв глаза.

Почувствовав себя в безопасности, он невольно начал проваливаться в тяжелый беспокойный сон. Айтана, лежи и не высовывайся. Лежи тихо. Подожди, пока они уйдут. И тогда я приду за тобой и заберу в безопасное место. Да только где оно, это безопасное место…

Джад опять бежал. Он вновь был мальчишкой, у которого на щеках лишь начали пробиваться редкие белесые волосы. Перед ним уверенно шагала вперед огромная фигура Рейнара. Через плечо у него, словно безвольная тряпичная кукла, свисало бессильное тело Ксермета.

Джад старался не шуметь. В отличие от того далекого, но все еще до боли свежего в его памяти дня, во сне у него это всегда прекрасно получалось. Он в полной оглушительной тишине буквально парил сквозь колючие заросли кустарника, которые во сне совершенно не беспокоили его и не впивались ему в кожу своими острыми шипами прямо через толстые дорожные штаны.

Рейнар тоже не издавал ни звука. Он только время от времени оборачивался, бросая испепеляющие взгляды в сторону Джада. Тогда Джад останавливался и непонимающе смотрел на него, пока не замечал под ногами очередную сломанную ветку. Наверное, она громко хрустнула, когда я наступил на нее. Но хруста-то ведь не было, Рейнар. Идем дальше, не волнуйся. Вокруг нас бесконечная белая тишина, настолько белая, что на нее больно смотреть, режет глаза. Рейнар как будто поддавался на его уговоры и шел дальше. Голова Ксермета бесшумно ударялась о его спину.

Лес вокруг них заметно сгустился, и дорога пошла в гору. Рейнар замедлил шаг. Он то и дело смахивал свободной рукой со лба пот и слегка подбрасывал плечом Ксермета, пытаясь схватиться за него поудобнее. Джад усталости не чувствовал. Он легко поднимался вверх, едва не налетая сзади на Рейнара. Он каждый раз останавливался в локте от него, затаив дыхание. Пронесло. Этот сейчас точно не в настроении. И почему такой уставший? Рейнар тяжело открывал и закрывал рот, не издавая при этом ни звука.

60