Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 25


К оглавлению

25

– К ручью, отступаем! – громко выкрикнул Ксермет и побежал.

Не дожидаясь повторного приглашения, легионеры последовали его примеру. Двери домов открылись все разом с громким стуком, и наружу с оглушающим ревом устремилась толпа безумных. Искаженные нечеловеческой ненавистью лица замелькали перед глазами. Раздался лязг мечей, покидающих ножны, и послышались первые удары стали о человеческую плоть, за которыми последовали отчаянные крики и скрежет зубов.

Огромный безумный со всего маху напрыгнул на замешкавшегося легионера и повалил его на землю своей массой. Ксермет занес меч над собой, приготовившись опустить его на голову нападавшего, как вдруг почувствовал оглушающую тупую боль в затылке. В голове зазвенело, и мир перед его глазами замедлился. Формы людей приобрели неясные пляшущие очертания. Поваленный на землю легионер больше не двигался, а безумный продолжал вырывать зубами куски из его окровавленного лица.

Ксермет упал на колени, изо всех сил стараясь не потерять сознание. Меч. Где меч? Ксермет пополз на четвереньках в сторону танцующих маленьких домиков. В голове гудело так, как будто внутри играли сразу на нескольких боевых барабанах. Шум битвы доносился откуда-то издалека. Ксермет попытался встать, но ноги его не слушались, и он вновь упал на колени.

Внезапно рядом с ним что-то ярко вспыхнуло, и все тело его обдало жаром. Ксермет повернул голову в сторону горячего света и разглядел смутные очертания кочевника, который рубил направо и налево своими изогнутыми мечами. На их лезвиях танцевали яркие языки синего пламени. Не просто кочевник. Шаман.

Безумный с громким ревом набросился на Макхэква сбоку, но тот вовремя развернулся и опустил пылающие мечи ему на шею с обеих сторон. Голова безумного отскочила в сторону с застывшим выражением злобы на озверевшем лице. Массивное тело пошатнулось и упало на Ксермета сверху, обдав его фонтаном крови, которая полилась из шеи пульсирующими струями. Ксермет перекатился на спину, пытаясь столкнуть с себя изуродованное тело. В голове по-прежнему шумело, и руки плохо его слушались.

– Там, на горе! – прокричал кто-то совсем рядом.

Ксермет рассмотрел мутную фигуру, похожую на Азиза. Он стоял рядом с Макхэквом и куда-то указывал. В следующую секунду оба метнулись вперед, где несколько оставшихся в живых легионеров отчаянно отбивали атаки по меньшей мере десятка безумных.

Ксермет перевел тяжелый взгляд на гору, куда указывал Азиз. Вдалеке по ней быстро спускались маленькие людские фигурки. Они бежали вниз не разбирая дороги, словно человеческое стадо. Несколько из них упали на землю, прокатились кубарем вниз и опять вскочили на ноги. Еще безумные.

– Отступаем! – попробовал выкрикнуть Ксермет, но из горла его донесся лишь едва слышный хрип. Голова вновь закружилась, и деревенские хижины заплясали вокруг него ярким хороводом. Внезапно домики окрасились синим пламенем. Тело Ксермета прошиб холодный пот. Неожиданно кто-то резко рванул его вверх.

– Ксермет, давай, бежим, обопрись на меня, – донесся до него голос Азиза.

Ксермет собрал всю волю в кулак и начал передвигать онемевшими ногами, держась за плечо товарища. Сзади его обдавало жаром, как будто он стоял у входа в огромную печь. Ксермет обернулся. Деревня и весь узкий перешеек между горой и обрывом, по которому они недавно поднялись, были охвачены танцующими языками синего пламени, в центре которых виднелись смутные очертания фигуры Макхэква.

Внезапно идти стало легче. Ксермет почувствовал, как кто-то держит его с другой стороны.

– Ты где был, собачий потрох?! Прятался все это время?! – раздался злобный голос Азиза.

Ответа не последовало. Равван.

– Вверх по течению, – выдавил из себя Ксермет.

Шлепая ногами по холодной воде, все трое перебрались через узкий ручей, который вытекал из узкого прохода между скалами. Контроль над собственным телом медленно возвращался к Ксермету, но ноги до сих по его не слушались. В голове отчаянно гудело и грохотало.

Проход вдоль ручья был узким и впереди круто поднимался вверх. Айтана говорила, идти часов шесть вдоль него, местами карабкаться придется. Ксермет яростно встряхнул головой, пытаясь окончательно привести себя в чувство. Сзади послышались шаги.

– Синий огонь держаться недолго, мы иметь мало времени. Скоро они проходить, их много.

Макхэкв оценивающе взглянул на Ксермета.

– Вперед, нам надо уходить. Я не иметь достаточно энергии на вторую стену пламени.

Ксермет побежал что было сил. Он держался за плечи товарищей, пытаясь не сбиться с пути. Мысли в голове продолжали путаться, и все вокруг было окутано тягучим ощущением невесомости. Ему казалось, что они быстро несутся вперед, перепрыгивая через блестящие мокрые камни и до блеска отполированные водой обломанные толстые ветки, которые принесла сюда по течению недавняя буря. Не так все плохо. Уйдем, успеем, уже далеко ушли. Внезапно Азиз остановился, и Ксермет покачнулся вперед.

– Бежим, – пробормотал он и оглянулся назад. Звезды всемогущие. От долины их отделяло не больше трехсот локтей.

– Надо принимать бой здесь, тут узко, мы сможем дать отпор, – сказал Азиз.

– Долго не продержаться. Их много, очень много. И я чувствовать, мой огонь почти угасать.

Почва под ногами вдруг резко качнулась, и Ксермет грузно обрушился в ручей, окатив остальных фонтаном холодных брызг.

– Уходите. Азиз, уходите, это приказ, – пробормотал он себе под нос, шевеля онемевшими губами по мокрой земле.

– Здесь есть щель в горе, уходит глубоко внутрь, – донесся голос Раввана откуда-то сбоку.

– Тебе только бы по щелям прятаться, трус! – раздался разгневанный голос Азиза. – Иди сюда и бейся как легионер! Макхэкв, я не знаю, кто ты или что ты такое, но если ты с нами, то я почту за честь умереть рядом с тобой.

Ксермет встал на четвереньки. Макхэкв подошел к Раввану и заглянул в узкую трещину в скале рядом с ручьем.

– Уходи, Азиз, все уходите. – Ксермет посмотрел в сторону Азиза. От поворота головы фигура его товарища описала большую дугу в воздухе и вновь опустилась на землю. В висках у Ксермета застучало, и он почувствовал сильный приступ тошноты.

– Азиз, это может сработать, там пещера, большая. Они не замечать. Мы тащить его. Это не стыдно прятаться, когда битву выигрывать невозможно.

Ксермет вновь почувствовал вязкую текучесть почвы под ногами. Сильные руки держали его с двух сторон, и он почти парил в воздухе. Я лечу. Голова Ксермета упала на грудь, и перед глазами повисла непроглядная тьма. Откуда-то издалека до него донеслись разъяренные нечеловеческие крики.

Глава 12
Пять актов творения

Ксермет сидел в маленькой комнатке дебтеры Аваки и делал сосредоточенный вид. Он пытался изо всех сил показать своему учителю, что внимательно слушает. Несмотря на все старания, взгляд его то и дело блуждал по комнате, с тоской останавливаясь на узком проеме окна, за которым свистел холодный зимний ветер.

25