Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 22


К оглавлению

22

– Широко известным в узких кругах, – сказал Вика, появившийся в дверном проеме. – Есть пошли. Поедим – и можешь дальше расшифровывать.

Алексей Степанович взглянул на сына со смесью грусти и разочарования.

– Эх, Вика, Вика… – протянул он и побрел на кухню. – Пойдем, Андрей, – сказал он, выходя из комнаты.

Андрей посмотрел им вслед и, вдохновленный непомерной важностью данного труда, сути которой он так до конца и не понял, но на уровне ощущений все же осознавал, не удержался и подошел ближе к столу, заглядывая в рукописные пометки Алексея Степановича. На столе лежал расчерченный в клетку блокнот с широкими полями, где крупным разборчивым почерком был записан небольшой фрагмент рукописи, который Алексею Степановичу уже удалось перевести.


«47-го дня месяца такамата (?) 4139 года (что это за летосчисление?!) царь Тарид (персидская династия Тахридов? Маловероятно, «х» обычно не опускается…) достиг города Ондара. И было с ним наездников более двух десятков (?? не очень-то внушительная цифра), и вели они за собой полчища несметные одержимых бесами. И осталась пуста земля, где они прошли. Войско его темное жгло огнем мирные деревни и рвало в клочья жителей их невинных.

[Нечитаемый текст]

И интересен для упоминания вот еще какой случай. Когда темная армия шла через город Бебу, укрылись жители его в большом замке, который не был никогда взят. И пошел тогда Тарид на хитрость. Пришел он к замку и сказал: «Простые жители Бебы, нет у меня с вами вражды. Пришел я только за вашим господином, деджем Вубе. Откройте ворота и выдайте мне его, и сможете тогда вернуться в дома свои и остаться там, а я пойду дальше». И поддались жители Бебы на хитрость эту дьявольскую и открыли ночью ворота и выдали деджа Вубе и семью его. И порвали одержимые бесами их в клочья.

Люди сказали: «Мы тебе Вубе дали, теперь пусти нас по домам». Тарид же: «Слово царское – это закон. Идите по домам». И только они разошлись по домам, как окружили их хижины бесноватые и подожгли. И никому не давали они выйти из этого пекла. А Тарид, довольный, отправился дальше, хитростью этой злобной слова царского не нарушив, – ведь пошел он дальше, а жители Бебы навсегда остались в домах своих. (Спросить коллег, не знает ли кто подобного события.)

Но вернемся к прежнему. Встало войско Тарида под неприступными стенами славного города Ондара. Жители города взглянули на войско его, и проник в их сердца страх. И даже воины опытные испугались. Но неоткуда было ждать им помощи. И вышел тогда начальник города доблестный дедж Афеворк к народу своему и молвил: «В радости мы были вместе, в горе мы были вместе, сегодня большая битва грядет с армией темною. Так останемся же вместе в победе или в поражении, в жизни или в смерти». И хотели они биться до конца и не сдаваться Тариду, хоть боялись они сильно и на победу не надеялись, а надеялись лишь на чудо.

Да только чудо и случилось. Наутро войско Тарида развернулось и спешно ушло. И не могли понять люди, почему минула их судьба страшная, и даже ликовать и радоваться боялись. А дело же вот в чем. Получил царь Тарид ночью послание, что вошли на Огму (???) в районе долины Омо печатники врат из верхних миров (из северных стран???), и вел их некий Зартушт/Зартшти (Заратустра??!!). И отправился Тарид им навстречу, и шли всадники его денно и нощно».


Андрей невольно передернул плечами. Чертовщина какая-то. Кругом у меня какие-то средневековые воины и кровавые бойни в последнее время. Он медленно отправился на кухню, где Вика уже выдвинул обеденный стол на середину и шумно выставлял тарелки. Андрей протиснулся в узкий проход между столом и холодильником и занял место у окна, поближе к открытой форточке.

– Андрей, присаживайся. – Алексей Степанович уже вовсю продолжал свой рассказ. – Я вот что Вике говорю. Тут надо работать над расшифровкой, не покладая рук. Пока что на основе того небольшого фрагмента, который мне удалось перевести, сказать, на какие исторические события ссылается эта рукопись, практически невозможно. Названий этих мест я никогда раньше не слышал. Да и звучат они совершенно нехарактерно для данного региона. Время описываемых событий тоже пока что однозначной трактовке не поддается. Какая-то странная система летосчисления там используется. Опять-таки загадка получается, – многозначительно поднял брови Алексей Степанович и поджал нижнюю губу. – Этот царь Тарид… Ну нет на него ссылок нигде, никаких упоминаний. Я уж везде, где только можно, посмотрел, перепроверил – ну, может, там забыл я что-то или не знаю, – но нет.

Алексей Степанович цокнул языком и методично обвел взглядом кухню, как будто пытаясь найти упоминания Тарида среди надписей на пачках с продуктами.

– И что это за «бесноватые» такие с ним? Единственная ниточка пока – этот «Зартшти» или «Зартушт». Гласные-то не пишутся, огласовок нет, поэтому установить точное произношение имени не представляется возможным. Но фонетически это, конечно, очень близко к персидскому произношению имени Заратустры. А если действительно упоминание Заратустры, то это может стать сенсацией! По некоторым оценкам Заратустра… – При этом Алексей Степанович внимательно посмотрел на Андрея, пытаясь убедиться, требуются ли дополнительные пояснения, и решив, что требуются, продолжил: – Так вот, Заратустра, основатель широко распространенной в древнем Иране религии зороастризма, жил где-то в седьмом веке до нашей эры. Рукопись, как мы уже убедились, скорее всего, относится к гораздо более позднему периоду. Тогда это может быть попыткой придать больший вес этой религии, что называется, задним числом, фальсифицировать, так сказать, исторические данные и укрепить авторитет зороастризма, переживающего часто достаточно сложные времена с идеологической точки зрения, например, во время первичного натиска ислама.

На столе перед Андреем очутилась тарелка с разварившейся картошкой и подгорелым куском свинины, обильно политыми сверху кетчупом. Он принялся методично поглощать Викин кулинарный шедевр, мысленно уносясь все дальше от противостояний древних религий.

Глава 11
Камень, огонь и вода

Маленький отряд легионеров молчаливо двигался по узкой тропе. Величественные вершины гор возвышались со всех сторон и надменно смотрели на непрошеных гостей, упиваясь собственной значимостью, неподвластной течению времени. Они как будто насмехались над суматошным движением озабоченных сиюминутным моментом людей, издали похожих на цепочку черных муравьев, которые отправились с утра пораньше на поиски пропитания.

Небо постепенно окрашивалось в оранжево-красные тона утреннего солнца: оно только что выглянуло из-за далекой заснеженной вершины. Вместе с мимолетным обещанием тепла солнце принесло с собой порывы холодного утреннего ветра, который тут же резво налетел на усталых путников и заключил их в свои холодные объятия.

Молодой горный козел, лениво щипавший траву за зарослями кустарника, испуганно поднял голову и уставился своими большими круглыми глазами на приближающихся незнакомцев. В следующий момент он сломя голову устремился сквозь кусты вниз по склону, с шумом продираясь сквозь спутанные ветки.

22