Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 2


К оглавлению

2

Сначала Штефан увидел, что дверь немного приоткрыта, а замок валяется рядом на земле. Затем он отчетливо услышал громкий гул, определенно доносившийся изнутри ветхого строения. Через пару секунд пространство вокруг часовни озарилось нестерпимо ярким светом, как будто в ней зажгли мощный прожектор. Свет несколько раз мигнул и погас. Все стихло.

Нет, это уже слишком. Сначала этот чертов дед, а теперь вот ЭТО! Съездил покататься, отдохнул. Белая горячка в результате кислородного отравления, не иначе. Благо дорога сейчас уже вниз пойдет. Быстро домой, вперед к выходному на диване, спорта на сегодня вполне доста… Мысль его так и остановилась на полуслове, а челюсть невольно отпала вниз, да так и осталась в этом положении.

Дверь неохотно подалась вперед, пересиливая скрипучие ржавые петли. Через узкую щель между старой дверью и косяком протиснулся мужчина. Вернее, воин. Как в фильмах про римлян. Из-под длинной накидки, в которую он был одет, торчало лезвие меча. Еще пара метров, и дорога пойдет вниз. Быстрее, быстрее отсюда валить.

От неожиданности Штефан неудачно надавил на руль, велосипед вильнул, и переднее колесо съехало с дороги в траву. Визгнули тормоза, велосипед занесло, и Штефан потерял равновесие. Колено больно встретилось с асфальтом, за ним последовали локоть и голова. Кровь хлынула в виски, в глазах заплясали искры.

Штефан попробовал подняться. Руку пронзила острая боль. Тем не менее возможный перелом и погнутое колесо велосипеда в данный момент были, пожалуй, самыми незначительными его проблемами. В непонимающем оцепенении Штефан смотрел на старую часовню. Перед глазами его плавали назойливые разноцветные круги.

Воин сделал несколько шагов и остановился. Пурпурный плащ театрально развевался на ветру, обнажая под собой кожаные доспехи. На груди воина красовалось изображение какого-то замка, на который падал яркий луч света.

Воин двинулся вперед, пристально глядя на лежащего на дороге Штефана. Все, конец. Старость. Ха! До такой роскоши еще дожить надо… Мысли Штефана быстро понеслись с горы, оставляя далеко позади это злополучное место и странные события сегодняшнего утра, неудержимо путаясь в ветках деревьев и изгибах реки, набережная которой вела к его дому… В глазах потемнело, и фигура воина, склонившегося над ним, поблекла и вскоре окончательно растворилась в тяжелых облаках.

Часть первая
Темное будущее
Глава 1
Горячий асфальт

Воздух над Дворцовой площадью висел тяжелым жарким облаком, искажая далекие силуэты. Люди медленно двигались по ней, словно невыспавшиеся мухи по огромной тарелке. Солнце нещадно жгло каменную плитку под ногами и бросало слепящие отблески от окон Эрмитажа, как будто пытаясь скрыть его от глаз многочисленных туристов.

Статуя ангела на Александровской колонне была похожа на солдата почетного караула, который многое дал бы за то, чтобы поскорее убраться со своего поста. Но его смена только начиналась. Ангел опирался на свой крест изо всех оставшихся сил, пытаясь не потерять сознания и не обрушиться со своего пятидесятиметрового постамента. В его каменных глазах застыло немое отчаяние, а на губах невысказанные вопросы «За что?» и «Почему именно я?».

За что мне все это? Почему именно сегодня? Андрей неподвижно сидел в машине, упершись вспотевшим лбом в кожаный руль. Ведь выехал заранее, чтобы уж точно не опоздать! И ведь суббота же, ну откуда здесь сегодня эта пробка? Понятно, по будням весь Невский стоит, но сегодня-то куда все решили разом поехать?! Андрей отлепил лоб от руля и бесцельно уставился в окно. Группа китайских туристов бодро вынырнула из-под арки Генштаба и бесстрашно устремилась к входу в Эрмитаж, сметая зазевавшихся прохожих на своем пути. Этих даже жара не берет.

Кондиционер с истошным ревом гонял горячий воздух по салону. Термометр в машине показывал плюс тридцать шесть. Такого за свои двадцать восемь лет жизни в Питере Андрею испытывать еще не приходилось. Всю неделю синоптики трещали по всем каналам про аномальную жару и исторический максимум за всю историю метеорологических наблюдений. Китайцы резво пронеслись мимо Александровской колонны, на ходу обрушив на ангела шквал фотовыстрелов. У Алины лекция уже совсем скоро закончится. Ведь только через мост осталось переехать, столько времени уже в этой пробке – и почти не двигаюсь никуда. Андрей закрыл глаза.

Весь день он вновь и вновь прокручивал в голове самые важные события в их с Алиной отношениях. Он опять представил себе день их знакомства. Четыре года прошло с тех пор. Будучи студентом последнего курса, он шел тогда сквозь беспорядочно кружащие хлопья снега по набережной Невы к автобусной остановке. Ветер с Невы пробирал до самых костей. Он дерзко задувал под воротник легкой куртки, сжимая продрогшее тело в леденящих объятиях. Андрей отчетливо помнил, как ему тогда было холодно, как он проклинал все на свете, пряча голые застывшие руки в карманы.

Порыв ветра резко ударил его по щекам. Андрей посмотрел в сторону остановки и увидел закрывающий двери автобус. Что есть силы он побежал, перепрыгнул через сугроб на обочине дороги, задел плечом случайного прохожего, хотел извиниться, но отбросил эту мысль на ходу и бросился дальше.

Автобус включил поворотник, готовясь к отправлению. Андрей подскочил к задней двери и заколотил в нее кулаком. На секунду ему показалось, что автобус трогается с места и что водитель его не заметил (или заметил, но сознательно решил проигнорировать). Но дверь открылась. Салон был забит под завязку, и Андрей с трудом втиснулся на последнюю ступеньку. Дверь автобуса захлопнулась с жалобным скрипом, вдавливая его в соседних пассажиров, которые не слишком-то были рады такому тесному соседству.

– Молодой человек, ну не давите вы так.

– Простите, я не нарочно. Но, если бы этот автобус меня не дождался, я бы там точно замерз на таком ветру.

Обычный вечер, банальный разговор – номер телефона в кармане.

Автомобильный гудок резко прорвался в тот зимний вечер, неся с собой волну горячего воздуха и повседневной ненависти. Колонна перед машиной Андрея чуть сдвинулась с места. Большой желтый джип из соседнего ряда уже успел на полкорпуса втиснуться на вакантное место. Этим маневром он вызвал праведный гнев водителя видавшей виды «шестерки», стоящей за Андреем. В зеркале заднего вида Андрей разглядел плотного вида мужчину, который раздосадованно ударил по рулю. По губам читать Андрей не умел, но смысл послания понял точно. Тем временем джип полностью втиснулся перед ним, отбросив резкий солнечный блик от своей желтой искрящейся поверхности. Андрей зажмурился.

Перед ним предстала дорога сквозь сосновый бор, залитая светом весеннего солнца, яркого, но еще холодного. Алина шла рядом в узкой кожаной куртке и мальчишечьей бейсболке, спрятав руки в карманы. Ее черные густые волосы плавно ложились на плечи, глаза были слегка прищурены. За плечами у Андрея был рюкзак с бутербродами и бутылкой молодого абхазского вина. Через несколько дней после их совсем неромантичного знакомства в автобусе Андрей решился все-таки позвонить ей и пригласил на встречу. С тех пор вот уже больше месяца они виделись почти каждый день.

2