Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 16


К оглавлению

16

– Дальше первый мужчина долго бродить по степи, но быть очень неспокойным. Будучи сотворенным из травы, он теперь отрываться от своей второй половины – земли, – продолжил дикарь, крепче сжимая его руку.

Ксермет вздрогнул. Я что, вслух это сказал? Быть не может.

– И тогда он собирать землю вместе и делать из нее женщину. Четыре дня и четыре ночи он лепить из земли себе жену. Когда он закончить, солнце обжигать эту земляную фигуру, и она становиться первой женщиной. От них и пойти степной народ. – Кочевник улыбнулся и отпустил руку Ксермета. – Мы с тобой еще встречаться, Ксермет. Иди, я молиться за своих братьев. Все они скоро становиться землей и прорастать травой.

Дикарь опять опустился на землю, уткнувшись головой в ладони.

До Ксермета вновь донеслось невнятное бормотание. Он постоял еще немного, изумленно глядя на странного незнакомца, и зашагал в сторону входа в долину, где в воздух поднимались тонкие струйки дыма от костров. В висках у него опять застучало.


Поперек узкого входа в долину протянулся длинный ров, с внешней стороны которого в лунном свете торчали редкие заостренные колья. Вдоль траншеи медленно двигались темные фигуры дозорных. Чуть поодаль на узкой каменистой платформе на близлежащей горе Ксермет разглядел еще несколько человек, которые напряженно вглядывались в даль.

Ксермет направился к двум палаткам, возле которых горел большой костер. В свете огня, недовольно выбрасывающего трескучие искры, Ксермет разглядел угрюмые мужские лица. Легионеры механически бросали игральные кости на маленький складной столик и машинально переводили стрелки дисков, которые указывали на набранные ими очки. Игра, обычно сопровождаемая громкими выкриками, руганью и смехом, сегодня протекала в полном молчании.

– Честь и отвага! – громко поприветствовал их Ксермет издалека.

– Честь и отвага, – донеслись от костра разрозненные возгласы.

– Где остальные, в палатке?

– Да, спят почти все. Сначала эта бойня, потом весь день здесь окопы рыли, – отозвался молодой воин с редкой бородкой.

– Ну, раз вам четверым не спится, давайте все в дозор. Я тоже с вами пойду. Не думаю, что вообще усну сегодня. Пора уже ребят менять, – кивнул Ксермет в сторону темных фигур у траншеи. – Собирайтесь.

– Ксермет, можно вопрос? – робко произнес коренастый легионер с рыжей всклокоченной копной волос и пышными рыжими усами.

– Конечно, Азиз, спрашивай. – Ксермет вздохнул и повернулся к нему.

– Слухи ходят… – немного замялся воин, – да в общем-то и не слухи даже, а факт. Ты наездника сегодня убил.

Рыжий украдкой посмотрел на товарищей, ища в их глазах поддержки.

– Каково это? Как тебе это удалось?

Над костром нависла тишина, все пристально смотрели на Ксермета. Старый легионер в видавших виды поблекших доспехах, который начал было собирать со стола игральные кости, так и замер, неестественно склонившись над столиком, как будто боясь спугнуть ответ с губ своего начальника. Ксермет нахмурил брови.

– Да, это не слух. А каково это? Не знаю, ребята. Особой гордости я не испытываю. Особой радости тоже. Скорее грусть и отвращение. Отвращение к этой черной магии, когда один-единственный колдун может натворить столько бед. Когда один человек управляет умами тысяч и превращает их в диких животных. И, как бы это странно ни звучало, вам всем крупно повезло, что вы в этой мясорубке не слышали моего приказа и не пошли со мной в атаку. Убийство наездника – это не моя заслуга. Вернее, не только моя. Это заслуга всех наших братьев, всех восьмидесяти трех человек, которых сегодня лишилась наша сотня. Всех тех, кто смело сражался, пробиваясь сквозь толпы безумных к этому воплощению зла. Всех тех, кто ценой своей жизни остановил это чудовище. Только благодаря им мы сейчас стоим здесь и разговариваем друг с другом. Вам всем сегодня повезло, можете праздновать второй день рождения. А мне повезло еще больше – я стою сейчас здесь перед вами и до сих пор удивляюсь, как я сегодня остался в живых. Хотите знать, что там было, на том берегу реки? Просто сходите в лазарет и посмотрите на Джада. Его внешний вид сейчас гораздо красноречивей моих слов.

Ксермет окинул собравшихся тяжелым взглядом. После минуты неловкого молчания число желающих собрать игральные кости и диски резко возросло. Все суетливо заходили вокруг маленького столика, нарочито тщательно собирая игральные принадлежности и остатки еды.

– Сто-о-ой! Покажи себя! – вдруг донеслось со стороны траншеи.

Темные фигурки часовых поспешно сбились к центру, обнажая мечи. Ксермет взглянул наверх, в сторону дозорных на горе. Они указывали куда-то вниз, в сторону зарослей кустов у уходящей в ночь дороги.

– Все за мной, – прокричал Ксермет, уже готовый бежать в сторону траншеи. – Равван, оставайся здесь, – обратился он к молодому воину с жидкой бородкой, – разбуди остальных и будь готов бежать в основной лагерь, если тут вдруг станет жарко. За мной, ребята, за мной! Живо!

Глава 8
Лестница в темноту

Жирная зеленая муха лениво двигалась меж треугольных листьев приземистого кустарника. Она часто останавливалась, суматошно потирая маленькие лапки и вращая огромными глазами. Ксермет завороженно следил за ее движениями, то и дело посматривая чуть в сторону, где ветки куста переплетались с длинной травой.

– Ксермет, вот ты где! – донесся издалека звонкий мальчишеский голос. – Тебе что, Рейнар вообще все мозги отшиб на тренировке?!

Юноша перепрыгнул через небольшую каменную ограду, которая неизвестно с какой целью стояла по самому центру небольшого дворика у самой крепостной стены.

– Больше часа тебя уже ищу! Ну чего ты тут расселся, спрашивается? Пойдем хоть к морю сходим, искупаемся, жара такая, – пробурчал он, подходя ближе.

Ксермет осторожно повернул голову и поднес палец к губам. Джад остановился и нахмурил брови.

– Чего ты там нашел? – произнес он, переходя на полушепот.

Ксермет помахал ему рукой, подзывая подойти поближе.

– Смотри, – показал он ему на куст, когда Джад медленно приблизился и наклонился к Ксермету.

– Чего там? – Джад сощурил глаза, всматриваясь в пыльные листья. – Ксермет, ты что, дурак, что ли? – вдруг возмущенно сказал он, заметив медленно ползущую муху. – Ну муха, ну жирная как слон, и чего дальше?

Ксермет схватил его за руку.

– Заткнись, – шепотом произнес он, – смотри вон там, рядом с ней, за тем листом.

Джад прищурился еще сильнее.

– Это что еще за хрень такая? – Джад выпучил глаза, вглядываясь в странное насекомое, которое сидело неподвижно и практически сливалось с листьями.

– Богомол. Мне Аваки про таких рассказывал на природных уроках. Их, говорят, мало совсем осталось. Смотри, он давно там уже сидит, вообще не двигается. Ждет, пока эта муха к нему подползет поближе.

16