Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 156


К оглавлению

156

Иллюзия открытого прохода была настолько полной, что один из тархонтов, который стоял у самого входа, даже попытался просунуть на другую сторону свою руку. Рука уперлась в невидимую преграду.

Ровер продолжал мчаться вперед, разбрасывая в разные стороны попадавшихся на пути безумных. Их было настолько много, что Андрей боялся, как бы машина не остановилась, упершись в эту живую стену.

На маленьком экране рядом с рулем было отчетливо видно тархонта, который бежал вслед за машиной. Видимо, это был тот самый, который снес топором их пулемет и теперь хотел довести начатое до конца.

– Готов? – спросил Андрей Ксермета по-русски.

– Готов, – ответил Ксермет по-гакрукски, без перевода поняв смысл этого слова. – Попробуй подъехать как можно ближе. Я выскочу из машины и схвачу сферу. Если к тому моменту меня еще не растерзают безумные, я попробую запрыгнуть обратно, и тогда просто дави на газ.

Полиглот-5000 услужливо перевел сказанное, и Андрей едва заметно кивнул.

– Прорвемся.

Глава 15
Мы проиграли

Джад привязал лодку к толстому обветренному шесту у берега и спрыгнул в воду. Теплое море шелестело у его ног, а солнце начинало клониться к закату. Наступало то загадочное время, когда день уже не день, а ночь еще не ночь. Мягкий свет поблескивал на водной ряби, а чайки кричали где-то вдалеке о чем-то своем.

Улов сегодня был хорошим. Джад вытащил из лодки сетку с добычей: три морских окуня и два судака. Отличнейшая уха и жареная рыба на второе. Джад сглотнул слюну. В животе у него заурчало. Он не мог вспомнить, когда ел в последний раз, но ему казалось, что прошла уже целая вечность.

На холме неподалеку стояла маленькая, но добротная хижина, вокруг которой виднелось несколько хозяйственных построек для зерна и скота. Айтаны дома не было. Джад прекрасно знал, что ее нет, но почему-то никак не мог вспомнить, куда она ушла. То ли в соседнюю деревню на недельный рынок, то ли куда-то с подружками. Джаду казалось, что он непременно должен знать, но, как ни старался, не мог этого вспомнить.

Вдруг что-то горячее обожгло его ногу. Джад вскрикнул от боли и бросил рыбу на землю. Сетка раскрылась, и рыба высыпалась на песок. Один из окуней отчаянно запрыгал по берегу, пытаясь вновь ускользнуть в воду. Джад дернул ногой, но она не двигалась с места. Море, которое только что было таким спокойным и мирным, вдруг сделалось иссиня-черным, а пена превратилась в кипящее варево.

Джад хотел опустить руки в воду, чтобы понять, что удерживает его, но вдруг длинные розовые щупальца выстрелили из воды и обвили его запястья. Джад попытался вырваться, но щупальца лишь сильнее сжали его руки и стали тянуть вниз. Внезапно все вокруг затряслось. Солнце вдруг начало раздуваться в размерах, и по его поверхности заплясали огненные всполохи.

Щупальца потащили Джада под воду. Когда его лицо уже почти коснулось воды, солнечный шар вдруг взорвался и разлетелся в разные стороны с оглушающим грохотом.

Джад попытался увернуться от летящих в его сторону горящих осколков и резко дернул головой в сторону. Его голова описала длинную дугу и остановилась на груди. Джад дернулся и открыл глаза. Несколько счастливых секунд он не мог понять, что происходит и где он находится, но осознание реальности очень быстро вернулось к нему.

Вокруг была все та же комната со столом и двумя стульями. Он был все так же прикован к одному из них за руки и ноги. Его правая нога, обожженная магической вспышкой во время нападения на Арар, была неприятно черного цвета. Она постоянно горела где-то внутри невидимым пламенем и была покрыта маленькими, дурно пахнущими пузырьками. Мокрая гангрена, подумал Джад с безразличием обреченного. Похоже, мне суждено сдохнуть здесь одному.

Вот уже больше суток никто не появлялся, и Джад решил, что там, снаружи, произошло что-то такое, отчего про него просто-напросто забыли. По крайней мере, пытать не будут. Не успеют, даже если опомнятся.

Джад вдруг вспомнил про какой-то оглушительный звук, который донесся откуда-то очень издалека и вывел его из состояния полудремы, в которой он пребывал в последнее время. Не успел он для себя решить, что могло быть его причиной, как его веки вдруг опять потяжелели и медленно закрылись.

Солнце вновь было на месте, а сетка с рыбой по-прежнему была у него в руке. Джад вышел из воды на берег. Причудится же такое. Его нога продолжала гореть от объятий несуществующего осьминога. Джад зашагал по направлению к дому. И все-таки куда же сегодня ушла Айтана? И когда вернется? Уж больно есть хочется.


Айтана в очередной раз попыталась закрыть глаза, но они не реагировали. Она прекрасно знала, что у нее не получится, но все равно каждый раз пробовала. Безрезультатно.

Полное отсутствие контроля над собственным телом было ужасно. Айтана решила, что, наверное, так и должен выглядеть ад. Там нет ни горячих сковородок, ни чертей, ни огня, а просто пустынные улицы Арара и ветер, солнце и песчаная пыль. Шарк-шарк, нога за ногой, вперед, вперед и вперед. Еда в поле зрения – в рот, даже если это помои, испражнения – на ходу, зачем останавливаться. Шарк-шарк, нога за ногой, день за днем.

И даже кричать от безысходности никак. Только в собственной голове. Но там и не слышит никто, кроме тебя самого. А тебе и так достаточно плохо и тошно, чтобы нервировать себя еще и криками. Шарк-шарк, мы будем сегодня молчать и вспоминать счастливое детство. Или, еще лучше, ни о чем не будем думать. Пустая голова – вот он, залог хорошего самочувствия и успешного дня.

За прошедшие дни Айтане начало казаться, что она потихоньку сходит с ума. Единственное, что убеждало ее в обратном, – эта самая мысль. Она решила для себя, что, когда ей начнет казаться, что с ней все в порядке, – и тогда-то уже ничто не сможет ей помочь.

Теперь она бежала вперед. Представление с открытием двери в мир демонов было закончено, или, может быть, наоборот, только начиналось.

Ей было страшно. Сегодня в ее голове больше не царила исцеляющая пустота. Сегодня в ее голове был кто-то еще. Она ясно ощущала постороннее присутствие, но не могла точно сформулировать, в чем оно заключалось. Оно было похоже на какую-то мысль, которая вот-вот должна была обрести форму и слететь с языка, но так упорно и оставалась бесформенным предчувствием. Кто-то был рядом с ней, он неуловимо прикасался к затылку, дышал в спину. Кто-то невидимый. Кто-то страшный. Кто-то, кто контролировал каждое ее движение. Кто-то, кому все равно. Кто-то, кто не остановится.

Мимо Айтаны пронеслась огромная повозка, на крыше которой находилось какое-то орудие. Из него вылетали толстые лучи яркого света. Вокруг нее такие же несчастные, как и она сама, падали на землю, как трава на сенокосе. Ей повезло, лучи ее не задели. Или не повезло.

Но вот со стороны появилась черная фигура одного из монстров. Один взмах топора, и повозка разлетелась на части. Айтана увидела, как огромное лезвие прошло сквозь нескольких безумных, оказавшихся рядом. В одном из несчастных она узнала Пареса. Чудище издало довольный рев и принялось молотить топором по остаткам повозки.

156