Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 126


К оглавлению

126

Внезапно Аран утратил всякий интерес к происходящему. Облачные сферы, на поиски которых он потратил столько усилий и времени, потеряли всю свою привлекательность. Аран устало прикрыл глаза и откинул голову назад.

А что было бы, если бы «Атлантида» не упала в воду? Да, собственно, ничего. Вот то-то и оно, ничего бы этого не было. Мы бы прибыли на эту планету где-то на тысячу лет позже, чем экипаж «Атлантиды» на Терру. Терра к этому моменту уже была бы соединена ПАРОМными порталами со всеми остальными галактиками, включая и нашу родную. За такой промежуток времени планета была бы полностью покрыта галаполисами, а также космодромами для внутригалактической колонизации других экзопланет Млечного Пути. Я бы получил за заслуги перед нацией звание адмирала флота и пожизненные индексируемые выплаты. Э-эх.

Перед его мысленным взором начали оживать далекие события, которые привели его сюда. Когда все пригодные для жизни планеты в родной галактике алиотов были заселены, а население продолжало расти в геометрической прогрессии, всем стало ясно, что назревает самый большой кризис в истории.

Хотя космические технологии и позволяли перемещаться между звездами, межгалактические путешествия требовали столько времени и ресурсов, что делали колонизацию нецелесообразной. Самые современные звездолеты могли достигнуть соседних галактик за несколько тысяч лет, при этом каждый из них мог перевезти лишь несколько сотен алиотов. Учитывая то, что развитие генной инженерии позволило омолаживать организм практически бесконечно, а Чартер Конфедерации законодательно закрепил право индивидуума на вечную жизнь, межгалактическая колонизация не могла обеспечить необходимого оттока населения.

И тут на помощь пришел технический прогресс. Практические опыты по искривлению пространства-времени наконец-то увенчались успехом и привели к созданию ПАРОМного модуля. Два таких модуля, установленных на разных концах вселенной, были способны открыть сингулярный коридор, по которому можно было пройти из одного конца в другой за доли секунды.

Так было положено начало первой в истории межгалактической колонизаторской миссии с поэтическим названием «Девятый вал». По замыслу отдела пропаганды оно должно было символизировать «непоколебимую решимость нации преодолеть, а если понадобится, то и сокрушить, все мыслимые и немыслимые препятствия, которые только могут встретиться на пути пионеров первых восьми звездолетов, отправленных в неизведанные дали соседних галактик с целью расширения жизненного пространства великой нации алиотов». Говоря проще, звездолеты должны были доставить ПАРОМные модули в соседние галактики и установить их на гипотетически обитаемых планетах, которые послужили бы базами для «великой миграции».

И Аран, без особых иллюзий на победу, принял участие в открытом конкурсе по набору экипажа. При том, что суммарное население «великой нации» уже долгое время записывали не иначе как в экспоненциальной форме, кандидатов, прошедших первичный отбор, набралось несколько десятков тысяч. После подведения результатов, одновременно к радости и разочарованию Арана, он оказался на самом верху запасного списка, что оставило его в одном-единственном шаге от победы, но без особых надежд на нее: было маловероятно, что кто-либо из избранных счастливчиков отказался бы от такой возможности.

Единственными алиотами, прошедшими вне конкурса, стали, как ни парадоксально, самые ненадежные представители нации. Бывшим членам повстанческой группы «Меч и пламя» было предложено искупить свою вину и присоединиться к экипажу «Ахирда».

У «Ахирда» была особая миссия. Это был единственный звездолет, который должен был совершить посадку на малопригодной для жизни планете, которую окрестили звучным именем Мулифен. Согласно данным удаленных наблюдений, планета находилась на уровне вулканического формирования. Все измерения говорили о наличии атмосферы, «ограниченно пригодной для жизни», однако с вероятностью 99,9 % планета была необитаема.

В галактике, куда был отправлен «Ахирд», располагался один из самых больших квазаров в известной вселенной, и его электромагнитное поле делало галактику малопривлекательной для колонизации. Мулифен должен был служить лишь транзитным пунктом на пути к двум другим многообещающим звездным кластерам.

После приземления экипаж должен был развернуть двухсторонний ПАРОМный модуль. Бывшие члены «Меча и пламени» должны были остаться на безжизненной планете в качестве обслуживающего персонала.

По замыслу отдела пропаганды уже через пятьсот лет подобной службы с них можно было бы снять все обвинения, отключить их от системы удаленного контролирования и реинтегрировать в общество. Таким образом, как говорилось во внутренней сводке, «проект «Девятый вал» сыграет не только решающую роль в обеспечении постоянно растущего населения новыми пригодными для жизни мирами, но и окончательно положит конец дебатам в обществе о якобы вольном толковании правительством основополагающих личных прав и свобод, при этом изолировав самых опасных индивидуумов на длительный срок в удаленной части государства». Остальная часть экипажа должна была сразу же вернуться через ПАРОМ в обитаемые миры.

За две недели до начала миссии с Араном вышли на связь и сообщили, что место адмирала на «Ахирде» неожиданно освободилось. На его вопрос о том, что случилось с предыдущим кандидатом, ему было сказано, что он погиб при исполнении служебных обязанностей. Как Аран выяснил чуть позже, под этими словами скрывалась пьяная прощальная вечеринка перед экспедицией, во время которой виновник торжества перегнулся через перила своего пентхауса, изображая летящий в неведомые дали звездолет, и сорвался вниз.

И вот так я оказался здесь… На этой планете. На этом погребенном в болотах звездолете. На этом железном полу и с больными суставами.

Глава 9
Невеселая компания

Погруженные во тьму деревья беспокойно шуршали редкими листьями, обильно роняя их на мокрую землю. Под толстым слоем облаков их темные силуэты сливались в единую черную массу. Дул холодный осенний ветер, который налетал одновременно со всех сторон короткими пронизывающими порывами.

Азиз поежился и тут же вытер со лба холодный пот. По его телу пробежала неприятная дрожь, и он начал неистово теребить нос, чтобы не чихнуть. Азиз лежал на этом месте уже около часа, с небольшой возвышенности наблюдая за солдатами, которые готовились провести ночь на опушке леса. Где-то на другом конце, в непроглядном сумраке, скрывались Ксермет и Мигело.

Их разделяла неровная площадка на краю дороги, посреди которой горел большой костер. Яркие языки пламени окрашивали все вокруг себя в нереальные оранжевые тона, с треском разбрасывая в разные стороны горящие искры. Дым поднимался вверх толстым столбом, и его, без сомнения, было видно за несколько верст.

Азиз до сих пор был под впечатлением от увиденного. Солдаты развели огромный костер за какие-то полчаса. У одного из них был некий магический предмет, который разрезал деревья, словно масло. Он был похож на толстый короткий меч, край которого слегка колебался и был как будто покрыт тонким дрожащим маревом. Стоило ему поднести этот чудесный инструмент к стволу дерева, как он начинал вгрызаться в древесину без видимых усилий. Азиз не успел и глазом моргнуть, как дерево затрещало и с грохотом упало на землю, не устояв перед этой черной магией.

126