Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 123


К оглавлению

123

Наконец Макхэкв подошел вплотную к башне и уперся лицом в толстую решетку. Сверху пробивался голубой свет портала. Макхэкв стоял ровно на том месте, откуда он принял последний сигнал с Глобифера несколько дней назад. В рюкзаке на самом верху лежала лазерная ножовка, с помощью которой он намеревался бесшумно разрезать толстые прутья и проникнуть внутрь. На этом разведанная территория заканчивалась и начиналась чистая импровизация.

Внутри башни было пусто. На всякий случай Макхэкв поднес к глазам тепловизор и вдруг увидел слабое желтое свечение за стеной справа от решетки. Макхэкв осмотрел стену внимательнее и вдруг заметил узкую наблюдательную щель прямо на уровне глаз.

Как глупо. Макхэкв почувствовал скорее не испуг, а грусть. При подготовке этой операции он прокрутил в голове все даже самые маловероятные сценарии. Он принял в расчет наблюдательные камеры всех мастей, от видео до тепловых, устройства сканирования местности при помощи звуковых волн, датчики движения и еще с десяток других приборов, которых у противника, скорее всего, все равно не было. А вот про потайную наблюдательную комнату в средневековой башне, которая была расположена прямо у входа, то есть внутри его камуфляжного поля, он не подумал.

Послышалось шипение рации. В следующую секунду сзади раздалось громкое урчание. Макхэкв обернулся. Тархонт одним прыжком преодолел расстояние от центра двора до входа в башню и приземлился вплотную к Макхэкву.

Макхэкв дернулся, чтобы отбежать в сторону и оставить тархонта за пределами своего камуфляжного поля, но тархонт оказался быстрее. В следующую секунду исполинский топор со свистом разрезал воздух и остановился в нескольких сантиметрах от его головы.

Из-под закрытого шлема раздались какие-то нечленораздельные звуки, отдаленно напоминающие злорадный смех. Вслед за шипением портала послышались быстрые шаги тяжелых ботинок по каменной лестнице. Макхэкв почувствовал, как его руки уверенным движением заламывают за спину. Щелкнули наручники. Железная решетка открылась, и Макхэква затолкали внутрь, по пути с силой приложив коленом в живот.

Глава 8
Старые друзья

Аран сидел на кровати, до сих пор не в силах поверить в удачу, которая в буквальном смысле свалилась на него, пока он спал. Сделать это было непросто, потому что в удачу Аран в принципе не верил, а верил скорее в тщательное планирование и скрупулезную подготовку любых действий, пускай даже самых незначительных. Поэтому новости, которые ему доложили по видеокому из центрального хаба, застигли его врасплох.

Еще вчера Аран заснул с неприятным чувством неопределенности, которое тяжелым гнетом лежало у него на душе и отравляло его повседневное существование. Сегодня, когда он проснулся, будущее было кристально ясно. По крайней мере, ближайшее будущее. Война в этом мире была выиграна, ведь у него в руках были теперь все семь сфер, необходимых для открытия тоннеля.

И тем не менее внутри у Арана было неспокойно. Он лихорадочно пытался вычислить подвох, но, как он ни старался, как ни перебирал в голове все возможные подставы и ловушки, о которых он только мог подумать, подвоха не было. Все это было похоже на поиски скрытой червоточины в поверхности спелого яблока, которое, несмотря на свой витринный вид, источало неприятный гнилостный запах.

Я победил, подумал вдруг Аран. Он беззвучно повторил эти два слова, осторожно двигая языком и медленно шевеля губами, как будто пробуя их на вкус. Вкус оказался приторно-сладким. Аран поморщился.

Тысячи лет работы увенчались успехом, сказал он сам себе нарочито бодрым голосом. Не зря он скитался по самым отдаленным уголкам этой планеты в поисках облачных сфер. Не зря он создавал армию, учил местных неандертальцев обращаться с современным оружием. Не зря он тайно собирал орды безумных, ожидая подходящего момента, чтобы пустить их в ход. Не зря он пробрался в самые верхние эшелоны власти Гакруксии и оставался там под разными именами в течение многих веков. Даже эта война последних лет, которую он так долго оттягивал, даже она была не зря.

Конечно, он пытался избежать ее. В конце концов политическая стабильность была гораздо выгоднее для его щекотливого и долгосрочного мероприятия, чем неопределенность кровопролитных междоусобиц. Аран затратил немало усилий на то, чтобы в Гакруксии наконец-то наступил мир.

Но именно в тот момент, когда ему начало казаться, что его действия увенчались успехом, угроза пришла извне, с Акамарского архипелага. Аран использовал все свои тайные связи и политическое влияние, чтобы направить энергию Аниго в другое русло, куда-нибудь подальше от Гакрукского королевства, но этого оказалось недостаточно.

Аран до сих пор не мог понять, почему Аниго решил дальше направить свою завоевательную кампанию на запад, а не в более богатые восточные земли Пятой Гильдии. Когда Аран понял, что войны не миновать, он попробовал стравить Аниго с их ближайшим соседом, Цефейским княжеством.

План сработал на отлично: переговоры с цефеями были сорваны, а шурин императора оказался в плену. Аран вздохнул спокойно и приготовился к еще нескольким годам продуктивной и ничем не обремененной работы по поискам недостающих облачных сфер.

Однако Аниго управился с Цефейским княжеством гораздо быстрее, чем того ожидал Аран. Да еще и шурина своего Аниго в княжеских тюрьмах не нашел. Когда секретные источники Арана доложили ему о том, что шурин все это время находился в подземельях деджа Зандра, Аран понял, что просчитался.

Он конечно же знал о том, что цефейский князь Лигуло и дедж Зандр были старыми приятелями, но никак не мог предположить, что Зандр пойдет на такой риск. Вскоре Арану стало известно, что и вся семья цефейского князя скрывается в замке деджа Зандра под видом его дальних родственников. А если все это было известно ему, то рано или поздно об этом узнал бы и Аниго. Война вновь была на пороге.

Пытаясь все еще смягчить удар, Аран пошел на крайние меры. Он во всех красках объяснил гакрукскому королю, что именно с ним сделает Аниго, если возьмет его в плен. Галлюциногенные седативы, которыми Аран пичкал его величество последние лет десять, сделали свое дело: король очень живо себе все представил и согласился уступить Аниго всю Саифию целиком в качестве моральной компенсации.

Нетрудно было догадаться, что подобные меры натолкнулись на непонимание в самых высших слоях гакрукского общества, поэтому вторая, тайная часть мирного соглашения была подготовлена в обстановке строжайшей секретности. Согласно этой договоренности, гакрукский король Бекрус обязывался выплачивать Акамарской империи ежегодные контрибуции в качестве платы за мир.

Предложение оказалось более чем щедрым, и Аниго остался доволен. От столь неожиданного дополнительного финансирования своей военной кампании было трудно отказаться, и он уже готов был продолжать свои войны где-нибудь в другом месте, но на гакрукские деньги.

Однако идеальный план Арана вновь не сработал. На этот раз он недооценил психологию средневековых тиранов. Помимо земель и денег, а также благополучного возвращения своего шурина в лоно семьи Аниго рассчитывал еще и на кровавые расправы со всеми ответственными и их родственниками вплоть до третьего колена. И вот тут случилась загвоздка.

123