Случайный мир - Максим Заболотских - Страница 108


К оглавлению

108

Все произошло так быстро, что он не был уверен, сколько всего солдат обрушилось на их лагерь во время первоначальной атаки. В руках у них было какое-то странное оружие, которое выплевывало из себя яркие лучи света. Через некоторое время они прекратили свои попытки сломать купол и теперь просто молча стояли вокруг, словно гиены, собравшиеся вместе в ожидании смерти буйвола.

Джад опустил меч и огляделся по сторонам. На лицах его товарищей, которые с недоверием косились на Макхэква, читалась полнейшая неуверенность.

– Он уже не раз спасал нас своей магией, – сказал Ксермет, пытаясь подбодрить то ли остальных, то ли самого себя. – Он был главным шаманом у кочевых племен.

– Как знаешь, – буркнул Джад, давая понять, что он хоть и не убежден, но готов поверить другу на слово.

– А где остальные? – Мигело приподнялся на цыпочки, пытаясь повнимательнее осмотреть их стоянку, скрытую из виду застывшим кольцом темных фигур.

Джад словно очнулся от забытья, и его охватила волна беспокойства, смешанная со стыдом за свою безалаберность. Айтана, где Айтана? Что же я наделал… Он суетливо забегал по внутренней стороне купола, с надеждой вглядываясь в темный лес.

– Я видел, как она в пещеру забиралась, – ответил Ксермет на его невысказанный вопрос. Хотя он провел со своим старым другом всего один вечер, от него не ускользнула особая нежность, с которой Айтана и Джад смотрят друг на друга.

Джад прильнул вплотную к куполу и начал разглядывать лес вокруг пещеры, щурясь в темноте.

– Парес перед самой атакой в кусты пошел, его с утра живот донимает, – вставил Мигело. – А Ралло… – Он грустно взглянул в сторону возвышенности, откуда донеслись его крики, предупреждающие о нападении.

– Все слушать меня. – Макхэкв заговорил столь неожиданно, что все как один обернулись в его сторону. – Мой защитный шатер спасать нам жизнь. И я мочь его держать долго. Я полагать, что приходить подмога, и, возможно, приходить с тархонтом, а против него мои чары бессильны. Его этот купол не держать.

Как-будто в подтверждение его словам со стороны Арара раздался оглушительный звериный рев, который быстро разлетелся над долиной и накрыл ее, словно сорвавшаяся с горных вершин лавина.

– Я сейчас убирать защиту. Это наш момент. Нас пятеро против десятерых, но они не ждать сейчас. Если мы атаковать быстро, то нам, возможно, удаваться уйти. Действуем быстро. Я не знаю, откуда они здесь, но их оружие поражать на расстоянии.

Джад открыл было рот, чтобы что-то возразить, но кочевник не дал ему этого сделать. Макхэкв без предупреждения досчитал до трех и взмахнул руками. Защитный купол разлетелся в стороны, словно его разорвало изнутри.

Солдаты упали на землю, сбитые с ног невидимой волной. Некоторые из них тут же начали подниматься, но они были явно дезориентированы и двигались медленно, словно сонные мухи.

Рефлексы Джада моментально взяли верх над его сознанием, и в следующий момент он уже размахивал мечом направо и налево, снося головы и вспарывая животы. Его товарищи орудовали не менее четко, и через минуту все было кончено.

– Нам крупно повезло. Уходить, быстрее уходить.

Макхэкв перекинул через плечо свою сумку и нетерпеливо двинулся в сторону леса, всем своим видом призывая остальных последовать его примеру. Вместо этого Джад бросился к пещере в поисках Айтаны, а Мигело со всех ног побежал к холму, на котором стоял Ралло.

– Нет время терять.

Макхэкв явно волновался, отчего его и без того ломаный гакрукский стал еще менее разборчивым.

– Надо сначала найти своих. Этого хранителя твоего, между прочим, тоже не видно, – с видимым раздражением ответил ему Ксермет, оглядываясь вокруг. – Парес! Андрей! Айтана! Можете выходить! Вы здесь?! – прокричал Ксермет в сторону леса.

– Не кричать, Ксермет, не кричать, нам всем конец, если мы не уходить, а тогда и всем мирам конец. – Макхэкв нервно покосился на свою сумку. – А хранителя они забирать, вы не видеть, я видеть. Но нам ему не помочь, по крайней мере сейчас. Бежать сейчас. Если вы не идти со мной, я идти один, но нам бежать надо всем, Ксермет!

Ксермет посмотрел на кочевника, и ему стало не по себе. Впервые за все это время бесстрастное каменное лицо Макхэква было не просто морщинистой маской, но действительно выражало эмоции, и основной из них был нескрываемый страх.

– Ее здесь нет! – раздался голос Джада из пещеры. – Тут кровь на стенах и обрывки ее одежды! Они ее забрали!

Мигело вернулся назад, тяжело дыша от быстрого бега.

– Да пребудут звезды с Ралло, – констатировал он с холодной ненавистью в глазах. – От головы ничего не осталось.

Долину вновь огласил громкий рев. На этот раз он был гораздо громче и ближе. За ним последовали многочисленные крики, похожие на звуки большой волны, набегающей на каменистый берег.

Глава 5
Безумие

Голова Андрея раскалывалась, как после сильного похмелья. Ему казалось, что его затылок достиг каких-то невероятных размеров и не перестает пульсировать, словно тело плывущего сквозь толщу океанской воды осьминога. В его затуманенном сознании предстал образ зеленоватого инопланетянина из какого-то старого фильма, кажется, «Марс атакует», крошечное лицо которого неуместно смотрелось на раздутой голове, пронизанной сеткой толстых жил.

Андрей попытался открыть глаза, но не смог. У него возникло ощущение, что каждое его веко весило по меньшей мере килограмм. Или даже два. Сделав усилие над собой, он поднял руку к лицу. Рука двигалась медленно и принадлежала как будто другому человеку. Неловко ощупав лицо неуклюжими пальцами, Андрей пришел к выводу, что тяжесть под его глазами большей частью приходится на увесистые кровоподтеки. Нос был сильно перекошен вправо и на прикосновение отреагировал в высшей степени болезненно, отчего Андрей пришел к неутешительному выводу, что тот сломан.

Внезапно Андрей осознал, что все его тело свернуто в тугой напряженный ком. Предвкушая сладкое ощущение потягивания, он попробовал распрямиться, но не смог. Его голова и ноги сразу же уперлись во что-то твердое. Андрей медленно ощупал руками пространство вокруг себя. Он находился в маленьком квадратном ящике с твердыми гладкими стенами. Как Чебурашка в коробке из-под апельсинов.

Андрей беспомощно усмехнулся от этой мысли, и его вдруг накрыло ощущение полного безразличия. Слабость медленно растеклась по его венам, словно клубничное желе, и он опять впал в беспокойное беспамятство.

Андрей стоял в центре огромного зала в полный рост. Тесный ящик больше не сковывал его движений. Зал был почти полностью погружен во тьму, и только с высоты далеких стен сквозь мрак пробивались мигающие огоньки нервно танцующих свечей. Прищурившись, Андрей разглядел неровную каменную кладку со слабым красноватым оттенком. Со стен на него смотрели огромные картины в медных позеленевших рамах – как я их сразу не заметил? – на которых гордо стояли никому не известные короли давно ушедших эпох.

108