Охранитель. Шаг к цели - Константин Назимов - Страница 62


К оглавлению

62

– Ты кто такой?

Пришлось снять картуз, кивнуть и представиться. Императрица меня узнала, но гневаться, как ни странно, не стала. Попросила, чтобы отвернулся, а сама пробормотала что-то типа: «Сколь веревочке ни виться, а правды не скроешь».

Глава 16
Неожиданности

Стою как дурак и вслушиваюсь в плеск воды. Ольга Николаевна подплыла к берегу, вот закапали с ее тела капельки, а босые ноги по песку прошлись. Мля, непроизвольно сглотнул и чувствую, что лицо покраснело, а отчего – понять не могу. Смущаться и не думал, неловкость давно уже в прошлом осталась. Может, это из-за ее высокого положения? Так близко, да еще и в таком виде, никогда и ни с кем не общался из занимающих подобные посты. Послышался скрип деревянных ступеней, и императрица вошла в домик. Могу дух перевести, портсигар вытащил и закурил.

– Иван, – услышал окрик, – в дом пройди.

Опять наваждение, словно голос не Ольги Николаевны, а другой, но тоже знакомый. Папиросину затоптал и отправился на зов императрицы, спорить с ней сейчас никак нельзя. Еще непонятно, как она отнеслась к моему появлению и какими последствиями это грозит. Смущает еще то, что тут никого, кроме нас, нет, охрану за несколько сот метров в расчет не принимаю, да и не сунутся они сюда, явно не первый раз императрица уединяется.

Вхожу в дом, состоящий из одной большой комнаты, в которой уместилась кровать с диваном, кресло, письменный стол, заваленный бумагами, пара шкафов, камин. Вроде и большая комната, а места свободного почти нет. Ольга Николаевна стоит ко мне спиной, отвернувшись к окну, она успела одеться, но почему-то в гвардейскую форму подпрапорщика. Осанка и распущенные волосы выдают императрицу, а так бы никогда не подумал, что это она передо мной.

– Ты для чего тут оказался? – не оборачиваясь спросила она меня.

– Ларионов попросил охрану вашу проверить, свежим взглядом на все посмотреть, – отвечаю и морщусь: как-то двусмысленно слова прозвучали.

– Посмотрел? В том числе и мои секреты разведал?

– Ваше императорское величество, да какие секреты?

– Неужели ты так ничего и не понял?! – обернулась она ко мне.

Мля! Ведь догадывался! Действительно, когда Ольга Николаевна надела форму гвардейскую, на ней нет вуали и пышного платья с драгоценностями, все стало на свои места. Хотя пока и не могу понять, для чего ей понадобилось переодеваться в парня и участвовать в состязании на получение звания охранителя, но она и Олесь – один человек. Черт, если вспомнить, как с ней общался и в паре дрались в школе с курсантами, сидели перед костром… Блин, теперь многое стало понятно – и странное поведение Греева с Еремеевым, удивленные вопросы Ларионова, да и Марта, похоже, Олеся… точнее, Ольгу, раскусила сразу же. Зато теперь можно выдохнуть и расслабиться! Пару раз переживал, что меня к дружку тянет с неестественным интересом, хотелось Олеся от всех защитить, прижать и приголубить. Даже мысли посещали, что в новом теле какие-то не те побуждения и сельчанин мог оказаться не той ориентации! Но что дальше? В секрет императрицы были посвящены несколько человек, и в тот круг я не входил.

– Иван, чего застыл-то? Скажи что-нибудь! – закусив губу, произнесла императрица.

– Слов нет, ваше императорское величество, – выдавил я, не представляя, как себя вести в подобной ситуации.

– Ты меня простишь?

У меня просит прощение императрица? Стоит себя ущипнуть, чтобы убедиться, что это все не снится.

– За что? – осторожно спрашиваю.

– За обман, что скрывалась и истинное лицо прятала.

– Да я догадывался, точнее, мелькала подобная мысль, но гнал ее от себя, – говорю и морщусь. – Простите, не те слова использую.

– Иван, давай, как в старые времена, по имени, без чинов и на «ты», словно друзья? – предложила Ольга Николаевна, помолчала и добавила: – Если хочешь, то можешь звать меня Олесем или Ольгой.

Молчу – не представляю, как подобное возможно. Да и какие могут быть старые отношения? У костра с ней не посидишь, в ресторане свободно не поешь, даже шутки – и те не расскажешь. Она глава государства Российского! А кто такой я? Без роду без племени. Нет, даже не так, сельчанин и первое лицо великой империи за одним столом? Бред, впрочем, уже с ней у костра сидели, правда, как понимаю, в компании младшего брата и наверняка под наблюдением пары охранителей. Ни в жизнь не поверю, что ее просто так могли отпустить по какой-то прихоти женской.

Ольга Николаевна чуть заметно покачала головой, потом тряхнула мокрыми волосами и подошла ко мне вплотную.

– Ваня, ты меня один раз от смерти спас, а до того момента с тобой сдружились. Давай не станем друг на друга дуться!

– Гм, да и не думаю я о подобном, – отвечаю, глядя ей в глаза.

Императрица какое-то время помолчала, потом усмехнулась чуть слышно и, резко развернувшись, к окну отошла.

– У тебя ведь много вопросов ко мне, – тихо проговорила Ольга Николаевна. – Спрашивай!

– Почему такая плохая охрана в резиденции? Любой может проникнуть и устроить покушение! Необходимо все в корне пересмотреть! – говорю, а на языке крутится совершенно другое, но еще не пришел в себя от неожиданности и не понимаю, как себя вести.

– Так, ты не в своей тарелке, – подошла к шкафу Ольга Николаевна. – У меня тут пара настоек имеется, в том числе и коньяк, если продрогну в воде или непогода выдастся. Люблю сюда приезжать, чтобы от проблем отрешиться.

Императрица поставила на стол бутылку, пару бокалов, а потом хмыкнула:

– Закуски только подходящей нет, не рассчитывала коньяк пить.

Стою молчу, а потом себя мысленно обругал. И чего так оробел? С Олесем подружился, так неужели не смогу понять императрицу? Она вот даже прощения попросила! Насколько ее узнал… э-э-э, не ее, Олеся, то парень… тьфу! Душа хорошая, и мыслит правильно. Нет, права Ольга Николаевна, без коньяка в данном случае никуда. Подошел к столу и, откупорив бутылку, разлил по бокалам, после чего мы молча чокнулись и выпили. Вообще сюр какой-то! Ольга Николаевна за горло схватилась, дышит тяжело, на глазах слезы, вероятно, крепкие напитки не входят в ее вкусы и здесь бутылка на всякий случай припасена.

– Закуски вообще никакой? – поинтересовался я.

– В корзинке, – кивнула императрица на стул, где что-то накрыто полотенцем, – пара булок и клюквенный морс.

– Им можно и запить, а булкой заесть, – усмехнувшись, подошел к стулу и перенес корзинку на стол. – Ольга Николаевна, вы закусывайте, а то захмелеете.

– Ваня, просила же по-свойски обращаться, – покачала головой императрица и села за стол. – Дай папиросу, что-то нервы разыгрались.

Спорить не стал, выложил на стол портсигар и зажигалку, а потом поискал пепельницу.

– Бокал из шкафа возьми, туда окурки станем складывать, – подсказала императрица.

62