Охранитель. Шаг к цели - Константин Назимов - Страница 54


К оглавлению

54

– Дело, собственно, вот в чем. – Он тяжело вздохнул и посмотрел мне в глаза.

Глава 14
Певица и театр

Вот чего-чего, а подобного поворота я никак не ожидал. Оказалось, что его не в меру ретивые подчиненные, услышав о том, что профессор изобрел какое-то сверхмощное лекарство, а теперь еще и заявился парень от вора и пытается за номинальные деньги заполучить строящееся производство, решили своему боссу преподнести подарок. Трое деятелей задумали похитить Портейга и выбить из него формулу лекарства и как оно производится. Британец в данном случае оказался совершенно не при делах, и мы напрасно штурмовали с Анзором убежище распутинцев. Хотя нет, ничего не напрасно, и, знай заранее, попытался бы еще раз, даже без участия вора. И не факт, что один хуже справился бы. Правда, если реально смотреть на вещи, то шансов у нас и троих не имелось. Хрен бы мы Гарри смогли взять, слишком уж большой численный перевес на стороне противника был.

– Иван Макарович, чего молчишь? Сам к тебе пришел, покаяться за своих болванов решил, – твердо смотрел на меня промышленник, держа в руке бокал с коньяком.

– А что сказать? – пожал я плечами. – Спасибо за ясность, Роман Романович, мы с Анзором голову себе сломали, ища врага, а оказалось все банально и просто. Да, кстати, ротмистру Ларионову о данном инциденте необходимо сообщить, он тоже свои возможности задействовал, и, насколько я понял, полиция розыск нападавших ведет.

– С полицией договорюсь, ротмистр поймет, – погладил лоб Келер. – Иван Макарович, а с чего Анзора данное происшествие заинтересовало? Понимаю, Портейг его лечил, но бросить на поиски виновных всех своих людей, – он покрутил головой, – на него не похоже.

– С профессором находилась Серафима Георгиевна, распорядительница моей больницы, а господин Анзор… – замешкался я, думая о том, стоит ли говорить о личных предпочтениях вора. Правда, достаточно Анзора рядом или в отдалении с Симой увидеть, и все станет понятно, да и не скрывает вор своего отношения к девушке. – Гм, между нами?

– Можете положиться! – прижал к груди руку промышленник. – Никому!

– Анзор имеет собственные виды на Симу и ужасно расстроился, что та в переделку попала. – Говорил и видел, как у Романа Романовича испарина на лбу появляется.

Ха, а ведь, похоже, его люди действовали с одобрения, возможно молчаливого, но не удивлюсь, что он и приказ подобный отдал. Нет, стрельбу-то он вряд ли планировал, это уж инициатива исполнителей. А с другой стороны, мог и в самом деле ничего не знать, доказать ничего не возможно. Его производства приносят громадную прибыль, а наш с профессором антибиотик вещь еще непонятная, да и всегда можно договориться об участии в прожекте, в одной из цепочек. У Романа Романовича сеть аптек, где наше лекарство в любом случае станет продаваться, надеюсь. Так что он внакладе не останется.

– Иван Макарович, честное слово – не знал и даже не догадывался. Придется лично приносить извинения Анзору и… – Он нахмурился и уточнил: – Как, вы сказали, зовут вашу распорядительницу больницей?

– Серафима Георгиевна, – хмыкнул я, а потом добавил: – И не забудьте с Семеном Ивановичем этот вопрос обсудить.

– С профессором сумею договориться, давно с ним знаком, – ответил промышленник, а потом одним махом выпил все, что находилось в бокале. – Н-да, давненько в подобную ситуацию не попадал. Кстати, Иван Макарович, что там насчет фабрики моей? Согласны приобрести? Слышал, что патент на лекарство получили и вам даже выделен заем на очень выгодных условиях.

– От вас сложно что-либо скрыть, – расплылся я в улыбке. – Над предложением раздумываю, надеюсь, мы к нему вернемся после ваших разговоров с моим компаньоном и Анзором.

Роман Романович покивал: не вышел у него финт решить вопрос, не извинившись перед Анзором и Симой. С Семеном Ивановичем он и в самом деле общий язык легко найдет, профессор про попытку своего похищения уже забыл, а вот Анзор злится. Вполне возможно, что промышленнику придется идти мне на уступки, и хотя цену он озвучил и в самом деле минимальную, но теперь его люди провинились и придется вину заглаживать. А словами это сделать сложно, придется Келеру давать какие-то обещания или платить деньгами. Как-то за одним столом с промышленником себя не могу почувствовать расслабленно, не покидает чувство давления. Взгляд у Романа Романовича тяжелый, характер, думаю, не менее ужасный. Правда, на фабрике, куда он мне экскурсию устроил, выглядел совершенно другим человеком. Ну, тут-то идут своего рода переговоры, и в них он не одну собаку съел, а я только учусь и стараюсь собственных шишек не набить.

– Роман Романович, приятно было встретиться и пообщаться, – встал я из-за столика. – Позже насчет покупки фабрики переговорим, сейчас не готов принять решение.

– Иван Макарович, да мы толком еще и не перекусили, – сделал расстроенное лицо промышленник. – Неужели дела не могут немного подождать? Обещаю! – приложил он руку к груди. – О делах больше ни слова! Тут выступление замечательной певицы анонсировано, предлагаю вам послушать и насладиться ее пением.

Хм, с Романа Романовича и в самом деле слетел деловой тон, он даже жилетку расстегнул, а морщины на лице разгладились. Принять приглашение или откланяться? На подмостки вышла черноволосая девушка в обтягивающем серебристом платье, на груди искрят камни в колье, и, догадываюсь, стоимость каждого камушка баснословна. Ярко-красная помада на губах, манящий блеск темных глаз… Девушка чуть пошевелила рукой, и зал наполнился плавной музыкой. Голос у певицы и впрямь хорош, своеобразная хрипота и душевная песня берут за живое. Эмоции на лице певицы передают настроение, движения ее точны, и уже сопереживаешь героям песни, которые не могут отыскать друг друга. Завершив историю и раскланявшись публике, которая растеряла свою вальяжность и позволила себе аплодировать и выкрикивать «браво», певица направилась к нашему столику. Да, я не ушел, решил послушать, и ни грамма не пожалел.

– Роман Романович, позволите? – спросила певица промышленника, стрельнув в меня оценивающим взглядом.

– Элизабет! Что за вопрос?! Естественно, мы с Иваном Макаровичем, – Келер встал из-за столика и галантно поцеловал ручку певице, успев мне подмигнуть, – почтим за честь ваше присутствие.

– Ой, вы, как обычно, сама галантность! – улыбнулась ему девушка и, поправив платье, опустилась на стул, который ей подвинул промышленник.

Хм, сценка явно разыграна для меня. С чего бы такой девушке, явно не обделенной вниманием, прийти за наш столик?

– Элиза, вы сегодня явно в ударе! Ваш голос прямо за нити души тронул, – сделал комплимент певице промышленник, а потом предложил: – Чего изволите? Вино, коньяк?

– Я еще на работе, пару песен обещала спеть, поэтому предпочту кофе или сок, – покачала она отрицательно головой. – Пожалуй, сок с вами выпью. Иван Макарович, не поухаживаете за дамой? – указала она на графин, стоящий между нами.

– Это меньшее, что могу сделать, – улыбнулся я и налил сок в фужер.

54