Охранитель. Шаг к цели - Константин Назимов - Страница 50


К оглавлению

50

– И это при тебе никто и ничего не говорил? – удивленно присвистнул Анзор.

– Обрывки фраз и разговоров, а что-то и банально подслушал, – признался Вадим.

– Но каким образом может произойти атака? В резиденции усилена охрана, привлечено много охранителей, там же не все так просто! Явно готовится нестандартный ход, – закусил я губу.

– Вот чего не знаю, того сказать не могу, – пожал плечами Вадим.

– Что-то быстро Жало обернулся, – нахмурился Анзор, беря в руки револьвер.

– Может, пролетка мимо проедет? – спросил я, но свой револьвер взял.

– Это вряд ли, прямо к нам правят, – пробормотал себе под нос вор.

Действительно, пролетка стремительно приближалась, и, хотя возница сбросил скорость, сомнений никаких: он правит в нашу сторону, так как уже и с дороги съехал.

Глава 13
Все налаживается

По мере приближения пролетки я смог рассмотреть возницу. Сергей, или Батон, тот самый, что у ротмистра Ларионова выполняет несложные поручения. Приятельских отношений с крепышом у нас не сложилось, но пару раз вместе курили и общались.

– Контрразведка, – тихо сказал я Анзору, который уже второй наган вытащил и держал в левой руке.

Мгновение – и оружие вор спрятал, да так, что я не заметил куда. А вот Вадима мое сообщение не порадовало, парень побледнел и на колени передо мной пал:

– Господин! Не выдавай жандармам! Что хочешь сделаю! Не погуби! У меня же брат с сестрой на шее, они по миру пойдут и сгинут!!!

– Сядь рядом, ничего обещать не возьмусь, но если на должность медбрата согласишься за тридцать рублей в месяц, то постараюсь отмазать, – сказал я Вадиму, опираясь на интуицию, подсказывающую, что он мне еще может пригодиться.

– Пойду! Только не погуби!!! – всхлипнул тот.

Анзор поморщился, но сдержался и не сказал, что подобная истерика не к лицу мужчине. Честно говоря, самому не понравилось, такого чуть прижми – и он все как на духу выложит и забудет о доброте. А с другой стороны, могу парня в любой момент на растерзание ротмистру отдать. Тот попеняет, что следовало сразу так поступить, но предъявлять ничего не станет.

– Договорились, – кивнул я, а потом посмотрел на него и головой покачал. – Иди в воду и ополоснись, а то по твоему лицу сразу ясно станет, что о чем-то умолял и боишься. Шевелись! Они вот-вот подъедут.

Вадим бегом бросился мой приказ выполнять, с разбега в этот ручей бросился, даже до нас с Анзором брызги долетели.

– Слабак, – процедил вор.

– Не всем дано, – ответил я и поднялся.

Пролетка остановилась в нескольких метрах от нас, и из нее вышел Вениамин Николаевич, правда, в сопровождении Портейга. Видя, что спокойно иду к ним, Семен Иванович попенял Ларионову:

– И чего вы беспокоились, с Иваном Макаровичем все в полном порядке, а у меня больных полон коридор, а присланные вчерашние студенты еще не являются врачами, такого наворотить могут!

– А кто просил, чтобы возница поспешил и всю дорогу причитал, что можем опоздать? – спросил его ротмистр.

– Ой, да ладно вам, – махнул рукой Семен Иванович и подошел ко мне: – Иван, ты как? Лихорадка, озноб, головокружение?

– Профессор, все в порядке, – успокоил я своего партнера и обратился к ротмистру: – Как вы тут оказались? Жало в больницу добрался и…

– Совершенно верно, Александр появился, и я у него узнал, где вы находитесь, забрал профессора и сразу сюда, – не дал досказать мне контрразведчик. Он посмотрел на дрожащего в ручье Вадима (вода-то ледяная!), а потом кивнул в сторону. – Отойдем.

Вздохнув, я последовал за ротмистром, предварительно махнув незадачливому печатнику:

– Вылезай, а то заболеешь – лечи тебя потом.

Парень не стал упрямиться, начал из воды выбираться, а лицо уже синюшное, зубы чечетку выбивают, даже со своего места слышу.

– Что за персонаж? – поинтересовался ротмистр, когда мы отошли метров на десять и закурили его папиросы.

– Да так, случайно вместе оказались, – неопределенно ответил я.

– Много знает? – как бы незаинтересованно спросил Вениамин Николаевич.

Понимаю, что каким-то образом ему известно, что дом распутинцев мы с вором и Жалом посетили. Подручный Анзора не мог расколоться, выходит, что кто-то нас «срисовал», а мы не заметили. Возница в пролетке? Насколько я понял, он человеком вора являлся. Но, что скорее всего, за домом уже велось наблюдение, и когда мы туда сунулись, жандармы решили ускорить события. Блин, а ведь мы, похоже, поспешили и сорвали Ларионову операцию.

– Почти ничего, – мотнул я отрицательно головой, отвечая на вопрос ротмистра. – Если правильно понимаю, о чем вы спрашиваете.

– Ой, Иван Макарович, ладно уж вам! Сорвали нам всю операцию! За каким-то хреном полезли в дом, где распутинцы листовки печатали. Кстати, а причина какова? Решили Джонса изловить? Втроем против десятка человек?

– Фактор неожиданности, – дернул я головой, понимая, что наши действия и впрямь выглядят глупо. Справиться-то мы вряд ли смогли бы, хотя… удача нам явно улыбалась, до появления жандармов. – Британца изловили? – задал волнующий меня вопрос, помня о содержании листовок.

– Ушел, падла! – эмоционально махнул рукой ротмистр. – Оборвал концы, нескольких человек зарезал и с ближайшими помощниками по подземному ходу из дома выбрался. Отследить не удалось, а про ход ничего не знали. Зато захватили печатный станок, кучу запрещенной литературы, несколько десятков тысяч рублей, три ящика с винтовками, боеприпасы и револьверы.

– А чего-нибудь необычного? – поинтересовался я.

– Иван Макарович, вы про что? – прищурился ротмистр.

– Ну, оружие само по себе ни о чем не говорит. Нет, оно заставляет задуматься, но однозначных выводов не сделать. Листовки – их можно и на улице найти приклеенными к столбам. Печатный станок и деньги – удача вам улыбнулась, но, судя по всему, это мелочовка. Мелкие факты, а основное ускользнуло. Для распутинцев ваш рейд чувствительный удар, но не более того. Убежден, что складов с оружием у них достаточное количество, как и печатных станков. Кстати, оружие-то наше? Ведь есть возможность по номерам его происхождение отследить.

– Много сказал, а толком ничего, – покачал головой ротмистр. – Ты мне лучше вот что поведай. – Он пристально посмотрел в глаза, перейдя на «ты»: – Что про отпечатанные листовки думаешь? И не говори, что в комнатке на первом этаже не ваших рук беспорядок!

Хм, он двух мертвых распутинцев называет беспорядком? Впрочем, ничего против такого толкования не имею. Хорошо хоть, что не пришил проникновение в чужое жилище и не обвинил в пособничестве антиимперской организации.

– План более-менее ясен, – задумчиво протянул я. – К сожалению, подробностей не хватает.

50