Проклятый - Эмили Болд - Страница 8


К оглавлению

8

Шон заметно вздрогнул при мысли об этом.

– Да, было странно вернуться в этот замок. В последние годы мы проводили там больше времени, чем здесь.

Чтобы заглушить нарастающий дискомфорт, я сосредоточилась на главном.

– И? Вы что-нибудь нашли?

– Это не так просто, как ты думаешь, – спокойно заметил Пейтон. – Нет никакой старой книги, где сказано: «Если ты проклят, то в полнолуние убей жабу, вымажься в свиной крови и повернись три раза вокруг себя, и тогда проклятие будет снято».

– Ах нет, действительно? И что же тогда поможет? – Пейтон пытался выглядеть спокойным, но я хорошо его знала. Я заметила маленькие морщинки на переносице от напряжения и видела, как он нервно потирает затылок. Возможно, он не хотел меня тревожить, но это ему не удалось. Одно то, что ради меня он оставался сильным, показывало мне, насколько серьезно наше положение. Его вымученная улыбка совсем не помогала.

– Мы что-нибудь придумаем, – Пейтон подмигнул мне и быстро поцеловал в щеку.

Я разделяла его желание близости, но что-то все еще стояло между нами. Хоть я и понимала, почему он оставил меня в Милфорде, боль не позволяла просто забыть об этом.

– И что вы надеетесь найти? – спросила я и осторожно коснулась щеки, как будто таким образом могла хоть на мгновение задержать поцелуй Пейтона.

Шон встал и подкинул несколько поленьев в огонь. Кочергой перемешал тлеющие угли.

– Уже нашли некоторые записи. Многое из того, что сегодня считается легендами, имеет под собой подлинные основания. Все дело в том, как отфильтровать истину. Но, к сожалению, мы не знаем, что именно искать.

Его лицо осталось в тени, когда он обернулся к нам, а кочерга в руке напоминала оружие.

Несмотря на то, что Шон был милым парнем – задорный смех и природное обаяние делали его привлекательным, – мне не составило труда представить его в роли опасного воина. В ту ночь, когда умерла Натайра, я видела братьев именно такими. Безжалостные шотландцы, готовые убивать, чтобы защитить себя и своих близких. И, даже несмотря на то, что в этот раз нет никакого осязаемого противника, Шон будет бороться изо всех сил, чтобы спасти брата.

За это я его и любила. Он бы не бросил Пейтона. И я тоже.

– Мы думали, что, возможно, получим подсказку от Роя Лири. Он, судя по всему, знает много о древних сказаниях и легендах и однажды уже предлагал свою помощь, – продолжил Пейтон.

– Это хорошая идея, – согласилась я. – Он прекрасно разбирается в мифах и легендах Шотландии. Насколько я помню, он говорил, что его предки с Фэр-Айл. Если кто и знает что-то, так это он!

Еще некоторое время мы обдумывали различные стратегии. Но, как бы мы ни старались убедить себя в том, что в конце концов все будет хорошо, уныние, подобно темному одеялу, накрыло нас.

Когда ни у кого больше не возникло ни одной полезной мысли, Шон потянулся, зевая.

– Время ложиться спать. Завтра у нас много дел, отдыхайте.

С этими словами он оставил нас наедине перед догоревшими углями. Когда его шаги по каменному полу стихли, Пейтон неуверенно посмотрел на меня. Расстояние между нами все еще оставалось осязаемым. Нерешительно он столкнул меня с колен, не выпуская моих рук.

– Ты пойдешь со мной? – спросил он с мольбой в глазах.

Когда я кивнула, улыбка озарила его лицо, и юноша повел меня из холла вверх по лестнице в свою комнату.

Несмотря на то, что наверху было холодно, большая кровать из эбенового дерева с темно-коричневым бархатным пологом выглядела очень заманчиво. Комната показалась мне гораздо уютнее, чем зал. Голые каменные стены были украшены старинными гобеленами. Вышитые сцены охоты изображали жизнь в то время, когда Пейтон, должно быть, был еще ребенком. Такими же старыми выглядели и гардероб, и полка рядом с дверью, и стол с резными ножками. Темное дерево и зелено-коричневые ткани мгновенно перенесли меня в прошлое.

Пейтон выжидательно прислонился к двери, пока я осматривалась. Я нерешительно села на кровать. Мои мысли все еще кружились вокруг того, что рассказали мне Пейтон и Шон. Я не знала, сколько еще совместных ночей нам с Пейтоном осталось провести, поэтому не хотела попусту тратить ни одной. Я хотела быть с Пейтоном, несмотря на то, что Шон предложил мне комнату для гостей. По-видимому, он тоже чувствовал напряжение между нами. Чтобы преодолеть эту пропасть, я мягко похлопала по матрасу.

– Ты идешь? Без тебя так холодно, – спросила я, сняв кроссовки и забравшись под одеяло.

– Дай мне еще немного насладиться этим моментом.

– Чем насладиться? Что мои пальцы замерзают?

Пейтон подмигнул:

– Нет, тем, что я вижу тебя в своей кровати. Этот момент никто не сможет отнять у нас, что бы ни произошло. Ты не представляешь, каким счастливым меня делаешь, mo luaidh.

Слезы подступили к глазам, и я едва смогла проглотить комок в горле. Без единого слова я откинула одеяло. Широкая улыбка озарила лицо Пейтона, и он с невероятной скоростью снял свои ботинки.

Он наконец лег рядом со мной и выругался, когда я протянула к нему свои ледяные руки.

– Сэм! Ты же холодная! Когда, по-твоему, я перестану быть обреченным страдать от боли рядом с тобой? – театрально воскликнул он. Я хихикнула, и он прижался ко мне. Пейтон растер мои руки, и мне сразу стало тепло.

– Ммм, так гораздо лучше, – прошептала я ему на ухо, робко поглаживая спину. – Ты меня очень обидел, – сказала я, вдыхая его теплый запах.

– Я знаю. И мне жаль. Я… хотел защитить тебя. – Он обхватил мое лицо руками, и его глаза мерцали, как безлунная ночь. – Ты сможешь меня простить?

Я молча кивнула, и с гораздо большей нервозностью, чем при первом поцелуе, наши губы встретились.

Глава 7

На следующий день мы вместе сидели в маленьком домике Лири. Элисон и Рой, семья, принимающая меня во время обмена, обрадовались нашему неожиданному появлению. Еще до того, как мы объяснили причину визита, мы оказались за красиво накрытым столом с чаем и аппетитным фруктовым пирогом. Шон остался в замке, чтобы продолжить заниматься книгами Натайры.

Рой, рыжеволосый великан, сидел рядом с Пейтоном с критическим взглядом, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, пока Элисон несла стул из соседней комнаты.

– Кажется, тебе и правда не везет, да? – повернулся Рой к Пейтону, когда мы объяснили свою проблему настолько подробно, насколько это было возможно.

Я нахмурилась, но промолчала.

Пейтон, у которого проклятие сегодня заметно отнимало силы, цинично усмехнулся, прежде чем ответить:

– Ты можешь мне помочь? Ты и прежде знал такие вещи, которые на самом деле никто не мог знать. Пожалуйста, скажи мне, что для меня есть спасение.

Мне стало плохо. С тех пор, как я приехала сюда вчера, Пейтон ни на минуту не показывал своей слабости. Отчаяние в его голосе поразило меня как гром. Я чувствовала себя беспомощной и не понимала, почему судьба снова возлагает на наши плечи такое бремя.

8