Проклятый - Эмили Болд - Страница 64


К оглавлению

64

Кайл был не в восторге от того, что должен был внимать приказам Блэра и, как непослушный ребенок, должен оставаться дома, пока его братья отправляются в бой. Но он понимал, как важно для Пейтона знать, что девушка в безопасности. Поэтому он признал поражение, хоть и не собирался мириться с Натайрой.

– Да, Пейтон. Я позабочусь о Сэм.

Пейтон с облегчением поблагодарил его и тут же исчез, отправившись готовиться к поездке.

Кайл остался один. Он поднял кружку и фыркнул, потому что там осталась только пена. Чтобы больше не попадаться Блэру, он решил выпить еще кружку, прежде чем седлать лошадь. Он усмехнулся, когда подумал о том, каким озадаченным был Пейтон, когда он выразил согласие жениться на Кэмерон. Кайл не сомневался, что, как только все это закончится, Пейтон получит благословение отца и они отпразднуют славную маленькую свадьбу.

Кайл уже почти опустошил свою кружку, когда Пейтон просунул голову в дверь и с облегчением выдохнул.

– Хорошо, что ты здесь, я думал, что ты уже уехал. Мне пришло в голову еще кое-что важное. Сегодня утром, когда я собирался забрать Сэм к завтраку, у меня был для нее сверток, который сейчас лежит в ее комнате. Очень важно, чтобы она его получила. Ты можешь взять его с собой?

Кайл усмехнулся:

– Залог любви?

– Ах, замолчи. Просто сделай это.

– Конечно, брат. А теперь иди, потому что остальные уже выезжают, – прогнал он Пейтона, когда услышал топот копыт во дворе.

– Благодарю тебя, Кайл, – пробормотал Пейтон, для которого, очевидно, много значило знать то, что Сэм под защитой.

– Жизнь за тебя, брат, – ответил Кайл тем приветствием, которое они использовали в детстве, когда шутили над старшими или делились друг с другом тайной.

Когда Кайл вошел в комнату, в которой Саманта жила в последние дни, он сразу увидел небольшой сверток, о котором говорил Пейтон. Он лежал на столике рядом с кроватью. В светлую кожу было завернуто что-то мягкое и перевязано кожаным ремешком. От любопытства он сначала хотел отогнуть кожу, но затем передумал. Это его не касалось. Он просто передаст его, что бы ни было внутри. Кайл сунул сверток в свою сумку, который как раз поместился в ней.

Затем юноша обернулся и усмехнулся, увидев множество охотничьих трофеев на стене. Многие из них принадлежали Шону, который добыл их, когда был младше. И только один принадлежал ему. Крохотные рога его охотничьего трофея вызывали у братьев приступы смеха. Сегодня он сам не мог сдержать усмешки, сравнивая его с остальными. Но его отец и Пейтон настаивали на том, что эти рога выглядят также красиво и обязательно должны занять свое почетное место. Почетное место в покоях для желанных гостей.

Кайл был удивлен тем, что отец поселил пленницу здесь. Наверное, он придумал свой план с союзом, еще когда они были в пути. Взгляд юноши блуждал, пока он размышлял о том, как устроилась Сэм у Стюартов. То, что она спала в такой кровати, было маловероятно.

Тут его взгляд зацепился за что-то. Что это было? Он шагнул ближе и откинул покрывало. Удивленный, он вытащил записку и развернул ее.

Дорогой Пейтон,


если ты читаешь эти строки, то, скорее всего, меня уже здесь нет. Тем не менее я всегда буду с тобой и буду ждать тебя. Наше время еще не закончилось, наша любовь еще далека от завершения. Я спасу тебя, так же, как я пытаюсь спасти тебя от той вины, что ты на себя возложил. Перестань думать, что ты мог предотвратить резню. Не пытайся найти объяснение, которого нет.

Если ты хочешь возложить вину на кого-то, возложи ее на меня, потому что я знала, что произойдет, и ничего не могла сделать, чтобы предупредить тебя.

Если ты это читаешь, возможно, у тебя еще остались какие-то чувства. Если это так, то прошу тебя, не надо меня ненавидеть! Прости, что не смогла предотвратить это.

Храни в себе ощущение счастья, потому что оно будет последним, что даровано тебе на бесконечно долгое время.

Да, я знаю о проклятии, и не предотвратила его, не смогла набраться смелости бросить вызов судьбе. Как я могла это сделать? Я не могла рисковать и менять историю. Не хотела рисковать тем, что могу никогда тебя больше не увидеть. Я бы не вынесла прожить жизнь, в которой никогда бы не узнала о твоем существовании и никогда не почувствовала бы твоей любви. Эгоистично, что я позволила всему этому случиться, и теперь требую твоего прощения. Я прошу тебя не забывать меня во все времена, когда твое сердце превратится в камень, а душа погрузится во тьму.

Пейтон, mo luaidh, я спасу тебя и всегда буду рядом с тобой.

Сэм.
Проклятый

Дрожащими пальцами Кайл держал листок, снова и снова перечитывая слова, пытаясь понять смысл сказанного.

«У нее есть дар. У нее были видения. Судьба послала ее из другого времени, чтобы спасти мою жизнь», – вспомнил он слова Пейтона. Его брат доверял ей, когда она предсказала беду. «Да, брат, я верю ей».

Пейтон сказал это ему в ответ твердо и без тени сомнения. Поэтому сам Кайл не сомневался ни минуты. Пейтон должен прочитать эти строки, и прочитать быстро.

По рукам Кайла побежали мурашки, когда он сложил листок и сунул его в сумку к свертку. Она писала о резне. Если это правда, он не станет безучастно смотреть, как его братья сами идут навстречу своей погибели – или проклятию, как она писала. Он должен был предотвратить это.

Придя в конюшню, он понял, что сверток для Сэм все еще у него в сумке. Он не поедет к Саманте, а вместо этого как можно скорее последует за остальными. Но он сможет вернуть сверток Пейтону.

Кайл уложил все в седельную сумку и схватил свое оружие, в то время как конюх уже протягивал ему поводья.

Бросив последний взгляд на небо, которое выглядело так, как будто вот-вот разразится буря, он погнал своего коня к воротам.

Глава 33

Моя нога кровоточила. Я наступила на острый камень, который проткнул подошву. Каждый шаг причинял боль, и у меня едва ли оставались силы идти дальше. С самого утра я была в пути, не подумав о том, что дорога будет такой долгой. Между тем опускалась ночь, и мне нужно было следить за тем, чтобы идти в верном направлении. Я увидела замок Кулин, когда наконец достигла гребня холма, по которому сейчас спускалась. Мне оставалось только не потерять ориентацию на последней части пути.

Я прижала руку, чтобы смягчить покалывание в боку, но это не помогло. Мне нужна была небольшая передышка.

– Проклятое нагорье! – воскликнула я и хлопнула себя по щеке, почувствовав там укус комара. Мелкие противные мучители преследовали меня весь день, и, должно быть, уже укусили сотню раз.

Цель была так близка, и я не собиралась сдаваться. Поэтому я просто переставляла ноги одну за другой, пытаясь подавить боль, зуд от укусов и свое утомление, чтобы прийти вовремя.

64