Проклятый - Эмили Болд - Страница 53


К оглавлению

53

– Это ты себе тоже представлял?

Я погладила его по груди и расстегнула брошь, скреплявшую его накидку. Улыбаясь, я подняла к нему свое лицо, приглашая к очередному поцелую. Его не нужно было просить дважды, и, хотя Пейтон был нежен, я чувствовала жажду большего. Это напоминало игру. Его руки манили меня подойти еще ближе, довериться ему. Каждое прикосновение разжигало во мне огонь, и я устремлялась навстречу. Пейтон зарылся руками в мои волосы, мягко заставив мою голову откинуться назад, прежде чем позволить своим губам скользнуть по моей шее. Его язык щекотал меня там, где мой бьющийся пульс говорил ему, как я нервничаю. Нервничаю, потому что он пробудил во мне чувства, которые я больше не пыталась сдерживать. Я развязала тесемку, стягивавшую его рубашку на шее, и сняла ее через его голову. Его вид был неописуем. Выделялся каждый мускул, и он излучал силу и безопасность. Мои пальцы дрожали, когда я касалась его груди. Я посмотрела Пейтону в глаза, не в силах выразить словами свои чувства к нему. Мы так долго ждали друг друга. В двух разных веках. Я не почувствовала страха, когда он расстегнул мое платье, готовый снять его с меня. Пейтон наклонился ко мне, и я прочла в его глазах ту же тоску, которую чувствовала и я.

– Сэм? – спросил он, прижимаясь к моим губам. – Ты уверена?

Его самообладание демонстрировала каждая напряженная мышца его тела. Неуверенно он ждал моего ответа.

– Я люблю тебя, Пейтон. Конечно я уверена. – Я проводила руками по его груди, наслаждаясь его дрожью.

Mo luaidh, ты лишаешь меня рассудка, – прошептал он, освобождая меня от моего платья и увлекая за собой к кровати. Его брови приподнялись, когда он увидел мое нижнее белье, но он ничего не спросил. Вместо этого он со смехом встал рядом со мной.

– Значит, будущее, – прошептал он, и кончик его пальца мягко скользнул по кружеву моего лифчика. Его глаза блестели, пока Пейтон продолжал изучать незнакомый предмет одежды. – Будущее очень тебе идет.


Позже той ночью я прижималась к нему, а Пейтон играл с моими волосами. Наматывал прядь вокруг пальца, мечтательно глядя на меня.

– Я боялся, что причиню тебе боль, – размышлял он вслух, гладя меня по затылку.

– Почему? – Я села и натянула одеяло до подбородка.

– Ты нежная, как котенок. – Он освободил одеяло из моей железной хватки и лукаво ухмыльнулся мне. – С тобой я чувствую себя сильным. Но я также боюсь, что ты сломаешься от моего прикосновения. Ты пробуждаешь во мне желание защищать тебя.

Пейтон засмеялся. Когда он поцеловал меня, я тоже улыбнулась.

– С удовольствием позволю тебе защищать меня. Но у меня в школе был курс самообороны тай-чи, – хихикнула я и легонько прикусила его губу.

– Тай – что?

– Не важно. Я не хочу сейчас говорить. – И, главное, не хочу думать о своем времени. Что подумает Пейтон о том, что я переспала с его старым «я»?

Пейтон посмотрел на меня, словно чувствуя, что что-то не так. Он кивнул и снова вытянулся рядом со мной.

– Как пожелаешь, mo luaidh.

Нежно он провел по моему плечу, затем к ключице и ниже. Моя кожа горела там, где юноша касался меня, и приятное покалывание растекалось по моему животу.

– Тогда не будем говорить. – Его улыбка стала шире. – Только скажи мне, сколько времени нам осталось.

Не могла следовать за его словами, потому что его пальцы щекотали мой живот.

– Слишком мало, Пейтон, слишком мало, чтобы делать все это и говорить, чего я хочу.

– Но эта ночь наша, так?

Я кивнула, хотя мой мир почти растворился под его прикосновением.

– Верно, – пробормотала я, притягивая его к себе.

– Тогда мы должны использовать ее.

Глава 27

Когда Аласдер добрался до замка Буррак и проехал через ворота внешних крепостных стен, он не смог сдержать улыбки. На вершине жилой башни, несмотря на темноту, он мог видеть обнимающуюся пару.

– Смотрите-ка, я бы не доверял этому молодому Маклину, – пробормотал он.

Когда стражники, собравшиеся во дворе, узнали его, они подняли руку в знак приветствия и позволили ему пройти. Он спешился и повел свою лошадь в конюшню, где и оставил ее на ночь.

– Бьюкенен, – приветствовал его конюх. – Прикажете мне его покормить или вы скоро вернетесь?

Аласдер передал ему поводья и покачал головой:

– Я остаюсь. Спасибо, Иан.

Затем мужчина сделал несколько небольших шагов, собираясь найти Натайру. Хотя Буррак казался большой крепостью, вариантов было не так много, потому что для такой женщины, как она, подходила только трехэтажная жилая башня. Поэтому он вошел через большую дверь и поспешил в холл. В самом деле, ее красота сразу бросилась ему в глаза. Все остальные люди исчезали рядом с ней. У нее была грация королевы. И он чувствовал, что, как мотылек, тянется к ней, как к свету.

Девушка сидела одна во главе стола, поставив перед собой чашу с вином. Глубоко вдохнув, он подошел ближе, ухватился за спинку ее стула и наклонился к ее уху.

– Как эти дикари только смеют позволить такой красивой женщине обедать совсем в одиночестве? Могу я присесть к тебе?

Натайра оцепенела и медленно повернула голову.

– Аласдер.

Его имя прозвучало из ее уст как молитва, и мужчина понял, как трудно ей сохранять невозмутимое лицо.

– Моя дорогая, – приветствовал он ее, целуя руку на мгновение дольше, чем того требовала вежливость, но недостаточно долго, чтобы вызвать вопросы у наблюдателей.

– Что ты здесь делаешь? Давно ты вернулся?

– Я вернулся в Гальтайр сегодня вместе с твоим братом. Я ужасно скучал по тебе, и когда мне сказали, что ты в Бурраке, мне не оставалось ничего другого, как последовать за тобой.

Натайра, нахмурившись, оглядела зал.

– Каталь тоже здесь?

– Нет. Я пришел один, не хотел больше ни минуты оставаться без тебя. – Он ответил на приветствие знакомого, прошедшего по залу, и попросил: – Пойдем, моя красавица, поищем место, где нам будет спокойно.

Натайра нервно поежилась, медленно поднялась и повела его за собой из зала.

– У тебя есть комната? – спросил Аласдер. Его нетерпение росло с каждой минутой, которую он проводил рядом с ней. Казалось, она нерешительно остановилась, глядя на лестницу, где располагались комнаты гостей, когда из-за входной двери к ним подбежала собака с лаем. В слабом свете настенных светильников лохматый волкодав выглядел еще более угрожающе, чем днем.

Рыжая шевелюра Росса показалась вслед за еще одним волкодавом, и он тотчас же призвал животных к спокойствию. Удивленно подошел к ним.

– Натайра, – поклонился он ей. – Аласдер. Ты пришел забрать Саманту? – спросил Росс.

53