Проклятый - Эмили Болд - Страница 32


К оглавлению

32

Я вспомнила тот момент, когда вытащила наконечник. Сыновья Фингаля выдохнули. Тогда я ни о чем таком не подумала, приняв это за облегчение.

– Почему? Для чего, в таком случае, используются эти стрелы?

– При охоте на зайцев или птиц простые заостренные стрелы хорошо делают свое дело. Каждый крестьянин носит с собой такие стрелы. Так что если бы в кражах были повинны простые воры скота, то их деревянные стрелы не так сильно навредили бы моему отцу. Металлические наконечники с такой пробивной силой, как в груди у моего отца, обычно используют солдаты на поле боя. – Он слегка отодвинул свою накидку в сторону и указал на свою грудь. – Для того, например, чтобы пробить нагрудник воина.

– Откуда тогда у них такие стрелы?

– Это я и собираюсь выяснить.

Пейтон поднялся, отряхнул землю с килта и взял в руки сапоги, прежде чем помочь мне подняться. Когда я столкнулась с ним, он посмотрел на меня и поднял мой подбородок кончиком пальца.


Проклятый

– Сэм? An e’n fhirinn a th’aquad? – спросил Пейтон, с нетерпением ожидая ответа. Он едва понимал сам себя. Почему для него был так важен ее ответ на этот вопрос? Он ни в коем случае не должен был сообщать ей о своих сомнениях в виновности ее клана. Она была не просто девушкой, она была одной из них! Кэмерон! Но его сердце не считало ее врагом. Из-за этого его дело и было таким трудным.

Сэм только посмотрела на него своими невинными глазами, но ответа на свой вопрос не получил.

Ifrinn! Разве она не понимала, как это важно для него, да и для нее тоже?

Он схватил ее за плечи, тем самым заставив больше не уклоняться от его вопроса.

– Правду, Сэм. Скажи мне правду. Ты знаешь что-нибудь об этом?


Проклятый

Я потерялась в его взгляде. В отличие от Пейтона, которого я знала, он ничего не скрывал от меня. Я могла заглянуть в самую глубину его души. Я видела там страх и неуверенность, а также решимость и мужество. Он тот человек, который будет бороться за то, что любит. Сейчас он сражался за свою семью и считал меня своим противником. У меня сложилось впечатление, что мой ответ не изменит этого.

– Нет, Пейтон. Клянусь богом, я ничего не знаю.

Изо всех сил я сдерживала слезы. Почему он не знал правду? Было так невыносимо тяжело смотреть в глаза Пейтона и не видеть там привычной любви и привязанности. Вместо этого там было недоверие. Он не ненавидел меня, но и не доверял мне.

Пейтон долго смотрел на меня, не реагируя на мой ответ. Наконец, отпустив мои плечи и потупив взгляд, он признался:

– Как мне доверять Кэмерону? Не знаю, могу ли я.


Проклятый

Пейтон отвернулся, не в силах больше терпеть слезы, наполнившие ее глаза. Как бы ему ни хотелось, чтобы она говорила правду, он все же не мог пойти на поводу у этого чувства. Он был бы дураком, если бы верил каждому слову, которое слетело с ее дрожащих губ. Рядом с ней он не мог разумно мыслить.

– Почему нет, Пейтон? – спросила она дрожащим голосом.

– Ты – Кэмерон. Твоя красота не собьет меня с толку, ты – враг.

Ему нужно было уйти от нее, потому что иначе он забыл бы о всякой осторожности и заключил бы Сэм в свои объятия. Она выглядела так, словно испытывала адские муки. Муки, которые она испытывала из-за него. При этом он даже не знал почему. Он зажмурил глаза, повернулся и пошел прочь.


Проклятый

Словно почувствовав мое горе, небеса разверзлись. Я подняла лицо навстречу дождю и не почувствовала ничего, кроме холодной влаги на своей коже.

Не оборачиваясь, Пейтон пошел по тропинке обратно к хижине.

Я была врагом. Как только я могла забыть об этом. Однажды его любовь ко мне уже проходила испытание, когда во время нашего первого знакомства во время моего обмена учениками он понял, что я – Кэмерон. Тогда любовь одержала верх над презрением. Но тогда все было совсем по-другому. Вражда давно ушла в прошлое. Теперь ему предстояло пережить самое худшее, и его гнев против Кэмеронов только достигнет своего апогея. Мне стало ясно, что я не вынесу его ненависти. Я и так с трудом выдерживала то, что он не разделял моей любви к нему.

Я не могла довериться ему, не могла заставить его поверить мне, и он никогда не полюбит меня, потому что я была его врагом.

Мне нужно было убираться отсюда, и поскорее. Шон прав, я недостаточно сильна для проблем этого времени. Недостаточно сильна, чтобы снова бороться за любовь Пейтона. Мне нужно добраться до хижины, где Росс обнаружил меня, и найти камень, который вернет меня в мою жизнь. Тогда я смогу указать Шону путь, который мог бы гораздо быстрее и легче найти то, что я так тщетно искала. Способ спасти жизнь Пейтону, который любит меня по-настоящему.

Глава 18

Не раздумывая, я побежала. Просто побежала в лес. Моей целью была не хижина Макрея, а возможность оставить ее далеко позади. Я споткнулась о какой-то корень, поднялась и снова побежала. Дождь стекал по моему лицу, застилал мне глаза и холодил мне кожу. Я бежала настолько быстро, насколько это было возможно по пересеченной местности. Снова и снова оборачиваясь и глядя через плечо, я с облегчением обнаружила, что за мной никто не следует.

Деревья и кусты сливались в зелено-коричневый туннель. Мои легкие горели, и у меня ужасно кололо в боку. Несмотря на это, я не осмелилась остановиться, а поспешила дальше. Шипы впились мне в щеку, и я вздрогнула. Остановилась ненадолго, чтобы набрать воздуха и вытереть воду с лица. Мои пальцы были окровавлены, и соль на коже жгла мои ссадины. Грубое платье прилипло к телу, и я с трудом продвигалась вперед.

Треск справа заставил меня застыть. Я прислушалась, но услышала только стук своего сердца и дождь, который хлестал по кронам деревьев, срывая с них осеннюю листву.

Я повернулась вокруг, осматривая лес. Ничего. Мои нервы сыграли со мной злую шутку. Тем не менее я высоко подняла подол платья и схватила Sgian dhub Шона. Шелестела листва. Я поворачивалась вокруг себя. Крепко сжимая кинжал, я вскрикнула, когда в метре от меня дрозд расправил свои крылья и взмыл в небо. Мое сердце неслось в бешеном темпе, а колени дрожали, угрожая в любой момент отказать мне.

– Дурацкая птица! – прошипела я.

Я опустила руки и с облегчением выдохнула. Огляделась. Куда теперь? Во всех направлениях простирался темный и холодный лес. Я промокла до нитки, а улучшения погоды не предвиделось. Что бы я ни планировала, нужно было идти дальше. Я еще не ушла достаточно далеко от хижины Макрея, чтобы избежать натренированных собачьих носов. Меня удивило, что их давно не было видно. Держась за колющий бок, я поспешила дальше.

32