Полный расколдуй - Екатерина Богданова - Страница 2


К оглавлению

2

— Если догонишь на своих каблучищах, — усмехнулась Вика и, схватив Дэна под руку, уволокла его верёд.

— Девочки, я не хочу, — попыталась увильнуть от сомнительного развлечения я.

— А придётся, — заявила Анжелла.

— И обязательно загадай желание, вдруг и правда сбудется, ночь-то волшебная, — авторитетно заявила Света.

— Верю, — скривилась я. Просто волшебно ужасная ночь, как раз в тему праздника.

— Тебе что, трудно? — пожала плечами Анжелка, подталкивая меня к чёрной двери с серебристой надписью «В конце пути ждёт победа или поражение».

— Да, Рит, загадай себе парня что ли, а то вечно одна, — с сочувствием проговорила Светлана и убежала вперёд.

— Ведьма, — припечатала ей вслед Анжелла.

— Нет, это я ведьма, а она сестра милосердия, вон как мне сочувствует, — хмыкнула я.

— Рит, поговорим? — раздалось сзади.

Голос Макса я сразу узнала, и даже оборачиваться не стала. Расправила плечи и заявила:

— Извини, некогда.

Шагнула вперёд, но он удержал за плечо. И тут в бой вступила тяжёлая артиллерия.

— Максик, да? А у вас со Светой всё серьёзно? А когда вы познакомились? И как? Ну расскажи! — схватив его под руку, затараторила Анжелла.

Я улыбнулась подмигнувшей мне подруге и убежала в лабиринт. Уж лучше прогуляться по тёмным коридорам со страшилками, чем выслушивать банальные извинения от человека, к которому я в сущности ничего, кроме обиды, и не чувствую.

Лабиринт был банален до зевоты — полутёмные коридоры, кривые зеркала и старые картины с подсветкой, запертые двери, бутафорские экспонаты кунсткамеры, пластмассовые скелеты и то и дело раздающийся визг под аккомпанемент скрипов и завывания. Мне страшно не было, даже не вздрогнула, когда сверху посыпались резиновые пауки на леске.

Я просто медленно брела вперёд, стараясь ни о чём не думать. То и дело впереди мелькали фигуры других посетителей лабиринта, старалась сворачивать в другую сторону, чтобы ни с кем не встретиться. Пару раз кто-то пробегал мимо. В углу, потеснив скелет, целовалась какая-то парочка — свернула, чтобы не мешать. Настроение медленно, но верно катилось к отметке «Жизнь-боль».

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Хватит! — одёрнула себя. Я никогда не была плаксой, и даже на неудачи в личной жизни смотрела философски — значит ещё не встретила того самого, а проходящие мне и не нужны. Но Светка! Нет, я ей не завидовала, просто бесило с какой непосредственностью она может уколоть и сделать вид, что ничего не было. А Макс? Тоже хорош! Он же знал, что мы подруги, просто не мог не знать. И всё равно закрутил с ней в тот же день, когда расстался со мной. А может и раньше… Бесят! Оба бесят! И шляпа эта, которая постоянно съезжает, и туфли ноги натёрли.

Остановилась и опёрлась рукой о стену, чтобы снять левую туфлю, как-то в ней совсем неуютно стало. Так и есть, до крови натёрло!

Вдруг под рукой что-то щёлкнуло и стена дрогнула. В последний момент успела выпрямиться, чтобы не упасть в открывшуюся замаскированную дверь, за которой была полная темнота. Не удивлюсь, если сейчас оттуда выскочит очередной пластмассовый скелет, или вывалится какая-нибудь швабра — привет от забывшей запереть дверь подсобки уборщицы.

Но время шло, а ни страшилок, ни нападения технического инвентаря так и не случилось. Достала телефон и посветила в дверной проём. Это оказалась маленькая комнатка, в центре которой стояло овальное напольное зеркало в старой бронзовой оправе, исписанной какими-то странными символами.

Пожала плечами и, хромая в одной туфле, подошла к зеркалу, а дверь за спиной с тихим шорохом закрылась.

— Хм, я проиграла или выиграла? — спросила тихо, вспомнив надпись в начале лабиринта, про победу или поражение.

Мне, конечно же, никто не ответил, но я этого и не ждала. Посветила на зеркало, посмотрела на своё отражение и скорчила рожицу. Хороша ведьма, ничего не скажешь! Шляпа набекрень, в руке туфля, в глазах тоска, а на телефоне высветилось с десяток пропущенных от подружек. Потеряли они меня что ли? Сами же хотели, чтобы я желание загадала, так что пусть ждут теперь.

— Так, и чего бы мне такого пожелать, — начала рассуждать вслух, помахивая туфлёй. — Богатой быть не хочу, вернее, хочу, конечно, но это как-то банально для такого мистического момента. Счастливой тоже не то, тут никакое зеркало не справится, всё самой нужно. Попросить мира во всём мире? А что, красивый жест, только всё равно не сбудется же.

Телефон опять завибрировал — шестой звонок от Анжеллы, переживает. Отклонила вызов и отправила смайлик с рожками.

— Ну что, — поинтересовалась у своего отражения, — что будем заказывать, ведьма? О, точно! Пожелаю стать ведьмой и тогда сама себе наколдую что захочу!

Захихикала от бредовости ситуации и, взявшись рукой за край зеркала, чтобы не упасть, обулась. На оправе остался кровавый след, испачкалась, когда ногу проверяла. Попробовала стереть кровь, но отдёрнула руку, когда письмена на бронзе вспыхнули тусклым светом.

— Вот это эффекты, — покачала я головой. — Принимай желание зачарованное зеркало. Хочу стать ведьмой и воздать всем по заслугам, — протянула заунывным тоном.

Оправа вспыхнула ещё ярче, на мгновение ослепив меня, а потом на голову свалилась таки какая-то палка. Телефон выпал из рук, отключился, и наступила полная темнота.

— Прекрасно просто, — проворчала я, на ощупь ища телефон, но под руки попадались какие-то тряпки, вёдра, швабры и даже метла!

Да откуда оно всё здесь? Не было же ничего, кроме зеркала! Выпрямилась и, выставив руки вперёд, пошла в том направлении, где по идее должен быть выход. Натолкнулась на что-то, послышался скрип, и на мою бедовую голову с грохотом посыпались ещё вёдра, какие-то банки, что-то разбилось.

Я начала метаться по тёмному помещению, чтобы увернуться и ещё что-то опрокинула. Грохот поднялся такой, что уши заложило. В очередной раз шарахнулась в сторону и вывалилась в дверь, а сверху посыпались швабры, тряпки, мимо прокатилось ведро…

— Так, и кто тут у нас? — поинтересовался кто-то сверху.

Я скинула с себя всё, что нападало, стащила с лица шляпу, убрала волосы с глаз и уставилась на… лягушку.

— Кто такая будешь, спрашиваю, — проквакала лягушка, паря надо мной. Радужные, похожие на стрекозиные крылышки безостановочно мелькали за спиной говорящей летающей лягушки!

2