Степень свободы - Дмитрий Янковский - Страница 55


К оглавлению

55

– Короче! – Я направил преобразователь ему в живот.

– Ой, Курт! Подожди, дай договорить! Там в храме система призм…

Он начал сбивчиво объяснять, как в точности пользоваться устройством. Я не спеша взял с его полки планшет и записал стилом самую важную информацию.

– Меня там ждут? – спросил я, положив пометки в карман.

– Нет. Чати хочет получить с тебя выкуп за девку. Ты знаешь, какой. Но я должен был тебе это передать… При других обстоятельствах.

– Понятное дело. Но мы предполагаем, а Единый Бог располагает. Ладно, спасибо за информацию. Пока. Выздоравливай.

Я направился в прихожую, а ящер взревел так, что у меня заложило уши.

– Ты же обещал! А как же Призрачный Мир? Больно!

– Я обещал в том случае, если ты не наврешь. Ведь я прекрасно знаю и где Арда, и все остальное. А ты мне навешал лапшу на уши.

– Тебя обманули! – захлебываясь огнем, зашипел Бучи. – Я сказал правду. Точно! Тебя кто-то обманул, не я!

Я подумал. В конце концов, добро всегда как-нибудь вознаграждается. Хотя меня так и подмывало оставить ящера в нынешнем состоянии подыхать от ожогов еще денька три, пока у него в живом мясе не заведутся черви. Но я передумал. Надо же иметь хоть какое-то сострадание!

Вернувшись в гостиную, я шарахнул из преобразователя ящеру в голову и держал ручку на максимуме до тех пор, пока пары от его вскипевшего мозга не раскололи череп. Бучи затих, а я бросил бесполезную теперь игрушку, покинул квартиру и спустился вниз.

Вежливо кивнув консьержке, я спустился по лестнице на улицу, сел за штурвал своего глиссера и как следует наступил на акселератор. Однако долго гнать не имело смысла, только лишнее внимание полиции привлекать. Хотя чем раньше я покину Истадал, тем лучше. Дойди до бандитов весть о том, что я сотворил с Бучи, за мою шкуру назначат такую награду, что мне к городам приближаться будет страшно. Это сильно ограничивало меня во времени. Но все равно нельзя давать волю нервам, так что я влился в общий поток и направил глиссер к северному выезду из Истадала. По дороге я осмотрел машину. Ничего особенно неожиданного в ней не нашлось. Но порадовало наличие кастера, спелгана и энергоклинка на заднем сиденье. Кроме полной задействованной кристалл-кассеты я разглядел еще несколько в развороченном багажном отсеке.

Стекла в глиссере как выбило при стычке на дороге, так никто их и не удосужился вставить, поэтому, когда я выбрался за черту столицы и набрал скорость, мне в лицо ударил упругий поток свежего ветра.

Глава 10Освобождение

Дикий Лес являлся дальней восточной оконечностью той же полосы, через которую мы пробирались с Ардой в самом узком месте. Только на востоке полоса была значительно шире, куда более дремучая и менее изведанная. Мой изрядно потрепанный глиссер стелился на предельно малой высоте, едва не задевая косматые кочки и уродливые каменистые наросты, проносящиеся мимо. Заряд кристалл-касеты, как, впрочем, и мои силы, стремительно приближался к нулевой отметке, а конечная цель этого путешествия – лес только начал проявляться черной нитью впереди по курсу.

Мрачное однообразие окружающего пейзажа не способствовало появлению оптимистических мыслей, к тому же спешка, в которой пришлось выбираться из Истадала, не позволила хоть сколько-нибудь подготовиться к такому безрассудному, но вынужденному путешествию. Пришлось удовлетвориться тем комплектом снаряжения и оружия, который оставил в машине Бучи. Но спелган, кастер и энергомеч – разве это вооружение для человека, отправляющегося в чащу агрессивнейшей для нашей расы среды, где даже растения пытаются заполучить тебя в виде пищи, а от укуса ничтожной твари можно лишиться руки или ноги. Где дикие лесные монги устраивают свои жестокие охотничьи ловушки, маскируя их так искусно, что распознать без Магической Печати практически нет шансов, а вот попав в них единожды, корчиться в ожидании смерти несколько дней на острых, как иглы, кристаллах, которые пронзают незадачливую жертву – шансов хоть отбавляй. После такого развлечения путешествие от Колодца Возрождения покажется отдыхом.

А уж про более крупных тварей – антилонов и болотников – даже вспоминать не хотелось. Встреча с ними для человека, пусть и вооруженного спелганом, не сулила ничего приятного – об их силе, маневренности и скорости ходили легенды, рассказанные теми немногочисленными безумцами, которые отважились сразиться с ними и которым чудесным образом посчастливилось остаться в живых после такой схватки.

Но самый опасный противник, которого я мог встретить в зловонных болотистых лесах, – это мой дальний переродившийся сородич – келебра, в поединке с которым человек практически изначально обречен на поражение. Я вспомнил, с каким трудом мы вместе с Ардой прикончили старого, полуживого Проклятого, и еще больше пал дуxом. С молодым после этого встречаться не xотелось совершенно. А уж если оборотень перевоплотится в звериную сущность – то шансов точно не останется…

Не особо радовало даже то, что, кроме оружия, в машине обнаружились два гермопакета с тушеным мясом – любимые консервы ящеров. Точнее, найдя их, я обрадовался немыслимо, но теперь от еды остались одни воспоминания. Невеселые мысли навязчиво преследовали меня все время, пока машина неотступно сокращала расстояние между мной и дремучей неизвестностью леса.

Стало смеркаться. Небо за моей спиной приобрело оттенок и глубину фиолетового бархата, плавно переходящего в сверкающую золотистость над лесом впереди. И этот контраст только сильнее подчеркивал зловещую неизбежность черной стены Леса, постоянно увеличивающуюся передо мной.

Я не мог избежать или отказаться от этого пути, я должен был пройти его до конца – без Арды Коди воплощение моих замыслов становилось невыполнимой задачей. А поставленных целей я привык добиваться любыми способами, что, впрочем, мне до сих пор удавалось. Хотя, если быть до конца откровенным, дело было не только и не столько в этом. Мне не хватало ее. Я привык заботиться о ней, как о дочери, и опасность, грозящая ей, воспринималась как опасность для родного мне человека. Хотя она не была ни человеком, ни тем более моей кровной родственницей.

По мере приближения сплошная стена леса стала распадаться на отдельные деревья, теперь уже можно было рассмотреть подробности ландшафта. Граница между вековой чащей и плоскостью степи была на удивление четкой и тянулась непрерывно в обе стороны от меня до самого горизонта, а прямо по курсу моего движения кромка леса отступала в глухие заросли, образуя клин, возникший на месте дельты древней реки, впадавшей когда-то в гигантское озеро, ставшее теперь заболоченной низиной, которая осталась за моей спиной.

Слышал я, что этот лес много веков назад был живописнейшей местностью, а вода в реке была хрустальной чистоты. Но паре древних Диких Магов взбрело в их сумасшедшие головы для чего-то, Шинтай их разберет для чего, изменить течение этой реки, что пагубно отразилось на всей окружающей территории. Со временем озеро превратилось в безжизненное болото, а лес – в непроходимую, болотистую клоаку, кишащую всевозможными тварями.

55