Степень свободы - Дмитрий Янковский - Страница 23


К оглавлению

23

– В Истадале?

– Нет. В одиноком жилище на севере.

– В тундре? – поразилась девушка.

– Цверги не очень чувствительны к холоду. Он выстроил себе привычное жилище, создал там лабораторию и ведет исследования в области фундаментальной магии.

– Разве не проще создать такую лабораторию в Истадале?

– Может, и проще, – улыбнулся я. – Но только не для него. Когда-то давно он совершил преступление, сделавшее его изгоем. С тех пор крупные города для него закрыты. Он и так знает про мой камень Аруна, поэтому вопрос огласки отпадает, а с ним и огромная доля риска.

– Это он создал телепортационный ключ? – догадалась она.

– Да. Это и есть знакомый маг моего отца.

– Интересные у тебя знакомые, – усмехнулась Арда. – Пожалуй, я бы тоже была не прочь побеседовать с такой личностью.

– Только без своих полицейских штучек! – предупредил я. – Если ты решишь начать с него список удачных задержаний, то у тебя возникнут серьезные проблемы. Даже с учетом того, что ты сид. У старика у самого с головой не полный порядок, но еще и я выступлю на его стороне.

– Я уже не полицейский. Сдам регалию и забуду дурацкую попытку этой карьеры.

– Тогда милости просим обратно в Валон, – я протянул ей руку, и девушка плотно прижалась ко мне, чтобы не остаться в пустыне, когда сработает мой телепортационный кристалл.

Глава 3Схватка во тьме

Мне не хотелось появляться в Истадале после устроенной недавно заварушки, поэтому перегнать мой глиссер в Валон я попросил Арду. Не без скандала, но она сдала полицейскую регалию и даже сообщила об этом родителям, после чего получила свою личную дополнительную степень свободы. Странное дело – когда общаешься с сидом, трудно отделаться от ощущения собственной неполноценности, но новая знакомая, несмотря на втрое больший, чем у меня, возраст, все чаще вызывала у меня отеческие чувства. За неделю жизни в Валонском отеле и плотного общения с нею я уже привык о ней заботиться, давать советы, требовать выполнения каких-то норм и нести за нее возложенную самим на себя ответственность. Она же, вообще непонятно с чего, безоговорочно приняла мое старшинство. Не думаю, что, с ее точки зрения, я мог заменить ей отца, но что-то очень похожее имело место быть.

Она вызвала меня по коммуникатору на подъезде к Валону, и мы договорились встретиться у ворот паркинга. Глиссер у меня был старенький, но как следует прокачанный, чтобы исключить нежелательные проблемы от возможной его неисправности или недостатка ходовых качеств. Изначально он был невзрачного серого цвета, но после доработок, казавшихся мне необходимыми, я перекрасил его в ярко-красный и нанес широкую продольную белую полосу по всему кузову, чтобы меня было видно в потоке, дабы более аккуратные водители знали, что полного порядка в моей голове нет и, возможно, никогда не было, и уж точно никогда не будет, а следовательно, подрезать мне дорогу совершенно бессмысленно, более того – опасно. Лучше держаться в сторонке и не отсвечивать на виражах.

– Ну у тебя и тачка! – сказала Арда, подняв водительскую дверцу.

– А какую машину ты собиралась увидеть у профессионального таксиста во втором поколении.

– Я всегда думала, что таксист и гонщик – разные вещи.

– Конечно, разные, – гордо ответил я. – У гонщика от скорости и надежности зависит карьера, а у таксиста – жизнь.

– У гонщика от надежности машины тоже зависит жизнь.

Я не стал спорить.

– Вылезай и садись справа, – скомандовал я. – На этой старой кляче еще надо уметь ездить.

– Ой-ой-ой, – совершенно по-детски надулась она.

Но все же перебралась на правое сиденье. Я сбегал в номер отеля, забрал ее вещи, упакованные в один дорожный мешок из кожи гирафа, и расплатился с администратором. Больше нас в городе ничего не удерживало. Наш путь лежал на север, в объезд Истадала, в те места, где люди не живут и жить скорее всего никогда не будут. На самом деле тундра почти целиком представляла собой большое белое пятно на карте Мира Пророчества. И не столько потому, что никто не мог ничего нанести на карту, сколько по иной причине – наносить на карту было, в общем-то, нечего. Тундра – она и есть тундра. Умеренный пояс, в котором располагалась Истинная Империя людей, был отделен от нее поясом обширных лесов, которые, по мере приближения к тундре, становились сначала все более влажными, потом болотистыми. На болотах деревья и другая растительность постепенно выгнивала, из-за чего лес редел к северу, а затем и вовсе сходил на нет. Тут-то и начиналась собственно тундра – холодная редколесная пустыня, местами испещренная скалами, местами ровная, как стол. Нам предстояло одолеть по ней около полутора тысяч километров, чтобы оказаться в северной оконечности Атреи, где построил себе убежище Гату Фарн.

– Почему ты выбрал именно Гату Фарна, – поинтересовалась Арда.

– На то есть несколько причин, – ответил я, активируя мотор. – И ни одну из них мне не хотелось бы сейчас озвучивать. Думаю, при встрече с ним ты многое поймешь сама.

Я закинул ее мешок на заднее сиденье, опустил дверцу, толкнул вперед рычаг хода и придавил акселератор. Мы покинули Валон и по той же дороге, по которой приехали сюда на гипербасе, двинулись на север. Не доезжая до Истадала, я свернул на объездную трассу и добавил скорости. Арда опустила стекло и, совершенно как ребенок, выставила наружу руку, с улыбкой ловя набегающие потоки воздуха. Мы понеслись сантиметрах в тридцати над дорогой, обгоняя почти весь транспорт попутного направления.

Уже севернее Истадала я начал останавливаться на каждой третьей станции продажи энергии, пропуская две, и уже через полтора часа набросал в багажник с десяток кристалл-кассет, чтобы не очень зависеть в пути от мест заправки. Брать все в одном месте я поостерегся, потому что подобная заправка сразу же говорила бы о дальности нашего путешествия, чего мне не хотелось совершенно. В придорожном городке Марви мы объехали несколько магазинов и накупили провизии, которая при малом занимаемом объеме могла прокормить нас в течение всего путешествия туда и большую часть путешествия обратно. В последнюю очередь, поближе к диким местам, мы закупили кое-какое вооружение. Я взял на двоих два спелгана и два кастера, а также выбрал себе энергомеч поудобнее. Лишнего брать не хотелось, хотя бы из соображений экономии, да и чрезменная укомплектованность оружием могла вызвать нездоровые подозрения у полиции, если какому-то патрулю вздумалось бы нас остановить. Куда разумнее было взять побольше боезапаса, а оружие выбрать удобное и надежное.

Обычно я предпочитал заказывать оружие в индивидуальном порядке, с теми характеристиками, которые требовались на конкретный момент, лучше у знакомого мага-оружейника, но сейчас такой возможности не было, поэтому пришлось довольствоваться стандартными образцами.

– Все, выходим на крейсерский режим, – сообщил я попутчице, выезжая из Марви по северной трассе.

23