Две свадьбы и одни похороны - Дмитрий Старицкий - Страница 21


К оглавлению

21

Первый крупный город на ней — Портсмут, или Нью-Портсмут, тут его в разных брошюрках пишут по-разному. Морской порт в Валлийском княжестве, уже на берегу Залива, а не Океана. До него дорога слабо освоена, в основном немногочисленные форты-заправки, обслуживающие конвои и фермы местных аграриев, которые в свою очередь обслуживают сами форты-заправки. Попадаются еще фермы земледельцев-автаркистов, которые аутично «возделывают свой сад» и огород, не вступая в экономику большого обмена. Но те больше из всяких сектантов, раскольников и прочих старообрядцев состоят, сваливших со Старой Земли от ожидаемого ими прихода конца света, но не отказавшихся от своих эсхатологических настроений и тут. Что поделать? Привычка.

На всем пути — саванна, будь она неладна. Интересно, чем аграрии тут свои посевы от рогачей огораживают? Или просто просаживают традиционные для Европы сельхоздотации? А рогачи проходят по страховому случаю урожая? Или тут все иначе? Что гадать, когда можно просто увидеть. Со временем.

От Портсмута, где есть первая налаженная переправа через большую реку, дорога идет по невысоким горкам в номинальную столицу Евросоюза — Виго, большой город на большой реке, при впадении ее в море. Основали испанцы, а кто там обитает — будем посмотреть. Севернее по тому же водоему город Кадиз, судя по названию, тоже испанский.

Далее идет просто автобан местный прямо до центра местного греха — Нью-Рино. Трасса проведена вне городов, которые тут практически все на побережье, а от Южной дороги к ним идут отростки шляхов местного значения. На перекрестках форты-заправки, которых намного больше, чем на Северной дороге. Крупные города на побережье: Паланга, Наполи, Варна, Коринф и Массилия.

Далее уже Америка местная начинается — Американские Соединенные Штаты. Непривычная такая Америка — очень маленькая и скукоженная. Но может, это и к лучшему.

Итак, через Евросоюз и Американские Соединенные Штаты, по Южной дороге мы снова попадаем в Техас. Точнее, в Автономную территорию Невада и Аризона, в этот Техас входящая. Со столицей — Нью-Рино. Вот так место для города выбирать надо: захочешь, да не объедешь! Больше никаких городов на этой автономной территории нет.

От Нью-Рино есть в Россию два пути: южный и северный. Северный — это тот, который южнее Северной дороги, но севернее Южной. И называется также дорогой Северной. Мозги вывихнуть от местной изобретательной топонимики.

И все реки тут, как на подбор — Большая река, Биг-ривер да Рио-гранде. Одно и то же — на разных языках. Первопроходцы изобретательностью не отличались. А Ордену, видать, местная топонимика по барабану. Но главное в том, что все они текут поперек нашего движения, а переправы — места узкие. И не так много их, как бы хотелось.

Но я отвлекся. Итак, нам нужна Северная дорога, которая южнее Северной дороги. Средне-Северная, скажем так. По трассе Нью-Рино — Аламо, но в обратном направлении (на север) едем до Т-образного перекрестка на Алабама-Сити, а там свернем налево, и далее, как уже описано со стороны Северной дороги.

Стремное место. Прямо «место встречи изменить нельзя». Скорее всего, если мы туда благополучно доберемся, то западнее города на трассе нас будут обязательно ждать работорговцы-людоловы с распростертыми объятиями. Надо думать…

Сильно думать, как их обмануть.

Но есть возможность из Нью-Рино (в котором, как говорят, никого из приезжих не трогают, ибо в противном случае мафия сделает больно, но это если только не сама мафия нас и ловит) двинуть не на север, а на юг — Южной дорогой, практически по берегу, через Американскую Конфедерацию, через большие города Билокси, Главестон и Форт Ли. Далее Южная дорога резко уходит на север, огибая болотистую пойму Большой реки все к тому же мосту в славном городе Алабама-Сити, где сходится с Северной дорогой, которая южнее Северной дороги. Далее — везде, как уже было описано.

Однако этот мост — еще одно узкое место, где нас могут зажать и заловить.

Альтернатива — от любого порта в Конфедерации морским каботажем в Новую Одессу прямым рейсом. Без захода в попутные порты. Тут, кроме мифических пиратов и прочих флибустьеров-буканиров, нам никто не помешает добраться до места. Кроме наличия пассажирских мест на местных корабликах. Иначе давно уже бы плыли в Одессу, неторопливо так.

Итого, южный путь нам предпочтительней еще и тем, что имеет большую вариативность. К тому же банд дорожных тут намного меньше, чем на севере.

Что ж, решено, едем Южной дорогой.

Пора справляться о конвое…

Тут в мою дверь не то что постучали, а как-то робко поскреблись.

Это пришла Галя Антоненкова получить согласно очереди свой кусик моей ласки. Вошла и сразу спросила:

— Где полигон?

Никак девчата не могут привыкнуть, что ТУТ в сутках 30 часов. Вот и прутся ко мне ближе к старосветской полночи.

Пришлось выключить ноут и распахнуть объятья.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ

Новая Земля. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

22 год, 29 число 5 месяца, понедельник, 08:30.

Утром меня еле-еле добудилась Антоненкова.

— Что? Опять? — прохрипел я, глядя на красивое длинное тело, стоящее рядом с кроватью. Бесстыдно голое тело.

— Нет, работа! — смеется. — И не опять, а снова.

— Работа?.. — переспросил я осоловело. — Какая работа?

— Разная, — ответила лучащаяся довольством Галина. — Тут у тебя на столе целый список нарисован. Зачитать?

— Работа. Работа! Работа!!! — радостно заорал я, осознав, что меня перестали грязно домогаться, а просто будят, чтобы я сделал что-либо полезное для коллектива. — Попить дай, а… — попросил тихо, когда прекратил орать.

Да. Ночь была…

Во дела…

Все объекты разбомбили мы дотла…

Галя, дорвавшись до бесплатного, высосала из меня все соки, как в прямом, так и переносном смысле. Жутко техничная девочка, еще не понимающая по молодости, что техника секса и сам секс — вообще-то разные вещи. Но вот некоторым техника секса заменяет сам секс. «Камасутра» для них — смысл жизни и священное писание. И любопытства ко мне у нее больше, чем эмпатии. С ней в койке не наслаждаешься, а вкалываешь, как в забое! При всем при этом до Ингеборге Гале, как отсюда до старосветской Москвы. Раком. И даже до Розы ей далеко. От них я хотя бы не уставал, как ломовая лошадь, хотя удовольствия получал на порядок больше.

Ой. Все. Мне срочно нужен выходной. Иначе придется тут где-то «виагру» доставать. А это прямой путь к истощению любимого организма. Потому как взялся за грудь — скажи что-нибудь. Но только не то, что «сегодня не могу»… Они-то ко мне в постель прыгают оголодавшие слегка. А я уже пресыщен. Супружеский долг, будь он неладен. Хочешь — не хочешь, а долби. Ибо должен.

Валить надо из города. Валить, как можно скорее, от комфорта. В антисанитарию пустыни. Где можно будет под благовидными предлогами заставить мой гарем слегка попоститься, без соблазнов города и ужасных последствий этих соблазнов. Только там я смогу сачкануть от этого сладкого плена.

21